Что мешает Зеленскому проводить реформы

Большинство начатых в 2019 году системных преобразований заторможены, а некоторые, реализованы раньше, — вообще поставлены под угрозу уничтожения. Это прежде всего коснулось реформы прокуратуры, судебной системы, антикоррупционной инфраструктуры, говорится в статье бывших министра иностранных дел Павла Климкина, секретаря СНБО Александра Данылюка и генпрокурора Руслана Рябошапки на ZN.UA

В судопроизводстве и системе уголовной юстиции царят анархия, предпринимательство и телефонное право.

Можно предположить, что желание проводить изменения в судопроизводстве, уголовной юстиции, секторе безопасности у президента Владимира Зеленского есть, однако оно, как и в других вопросах, ограничивается зоной собственного комфорта и желанием сохранить свою популярность.

Поэтому президент избегает любых конфликтов, особенно с олигархами, вооруженными медийными ресурсами. Поэтому сейчас он окружен не носителями ценностей и изменений, а «переносчиками» неправомерной выгоды.

Авторы пишут о необходимости реформы Высшего совета правосудия. Трансформировать ее в орган, который бы отвечал за отбор, оценку деятельности и карьеру, дисциплинарную ответственность судей и прокуроров, внедряя единые стандарты профессии. Состав такого органа должна была бы формировать комиссия опытных и авторитетных юристов с безупречной деловой репутацией, а отобранных ими кандидатов назначали президент и парламент. Своих представителей мог бы предлагать и съезд адвокатов.

Это позволит ликвидировать систему органов, полномочия которых запутанные, дублируются и раздутые: Высшая квалификационная комиссия судей, квалификационно-дисциплинарная комиссия прокуроров, Государственная судебная администрация, Совет судей и Совет прокуроров вполне могут быть ликвидированы в результате такой реформы, а свободные средства направлены на повышение качества осуществления правосудия, в частности внедрение электронного судопроизводства.

Также целесообразно ввести единый экзамен на вступление в профессии для тех, кто желает в будущем работать судьей или прокурором. А одним из ключевых критериев допуска к профессии должна быть добродетель кандидата.

Авторы советуют ликвидировать влияние председателей судебных органов. Он до сих пор остается существенным, что позволяет председателям судов контролировать отдельные суды, превращать их в собственный бизнес.

2 и 3 этапы переаттестации прокуроров — в областных и районных прокуратурах — фактически провалены: кадровые комиссии переформатировали таким образом, что это позволяет контролировать процесс в пользу «правильных людей». Многие уволенные, но «нужные» прокуроры вернулись на свои должности благодаря измененным правилам аттестации, на руководящие должности в Офис генерального прокурора и региональные прокуратуры назначены не лучше, а самые нужные.

Генеральная прокурорка Ирина Венедиктова считает прокуратуру «оком государевым», а себя — заместителем президента. Очевидно, что она не действует в интересах граждан и не может качественно реформировать прокуратуру, говорится в статье.

Поэтому приоритетами на следующий год должны стать реальная, а не фиктивная очистка прокуратуры, ее деполитизация и усиление независимости прокуроров.

А реформа Конституционного суда должна включать изменение подходов к подбору и увольнению судей. В частности создание комиссии с юристов с безупречной репутацией, которая будет отбирать кандидатов на должности судей, вносить их для назначения президенту и парламенту. Также авторы статьи пишут о внедрении процедуры импичмента судей КС в парламенте в случае грубого нарушения закона.

Если бы президентские выборы состоялись в ближайшее время, то действующего главу государства Владимира Зеленского поддержали бы 26,5% украинцев, которые определились и пошли бы голосовать, сообщила социологическая группа «Рейтинг».

Что мешает Зеленскому проводить реформы