Эксгенпрокурор Рябошапка прокомментировал 15 новых дел против Порошенко

В конце минувшей недели стало известно, что против пятого президента Украины Петра Порошенко открыли 15 новых уголовных дел. По мнению защитников экс-главы государства, все они сфабрикованы.

Радио НВ попросило бывшего руководителя Офиса генерального прокурора Руслана Рябошапку прокомментировать попытки уголовного преследования Порошенко.

Как лично вы оцениваете открытие дел против любых политиков: как возможность разобраться в ситуации и наказать виновных или в качестве определенного давления на ту или иную политическую фигуру?

В любом случае, когда у органов следствия или прокуратуры есть подозрение, что лицо совершило преступление, необходимо открывать производство и выяснять все обстоятельства, независимо от того, является ли этот человек политиком, народным депутатом, министром или чиновником. Как бы там ни было, органы уголовной юстиции должны в этой ситуации разобраться.

Хорошо, а как насчет фразы председателя Офиса генпрокурора Ирины Венедиктовой о том, что против экс-президента Петра Порошенко открываются дела, а он их использует для пиара? Это действительно как-то мешает ходу расследований?

Я бы ответил Ирине Валентиновне так: если она понимает, что Петр Порошенко использует эти уголовные производства [в собственных целях], то их необходимо было бы завершать и передавать в суд. Тогда бы он не использовал их как пиар. Но такое впечатление, что [Венедиктову] больше интересует процесс, грубо говоря, «кошмарения» политиков или чиновников, чем сам результат. Соответственно, этот процесс и вызывает такую реакцию.

А лицо, которое защищается, всегда использует такое медийное сопровождение уголовных производств как своеобразную защиту, поскольку благодаря этому есть возможность медийно представить, что на человека давят и доказательства для преследования отсутствуют. У них это достаточно хорошо получается, потому что это преследование выглядит недостаточно обоснованным, далеко не убедительным.

То, что в должности генпрокурора вы отказывались подписывать подозрения Петру Порошенко, считают одной из причин вашего увольнения. Вы действительно видите продолжение этой истории?

Да дело, в рамках которого я отказался подписывать подозрение, было закрыто той же генеральной прокуроркой, которая сегодня находится в должности. То есть время показало мою правоту в этой ситуации, хотя руководитель фракции Слуги народа публично ставил мне в вину то, что я не захотел подписывать это подозрение.

По словам самого Порошенко, еще в начале июля против него расследовали 24 уголовных производства, а к сентябрю прибавилось еще 15, как отметил его адвокат. Наши слушатели говорили о политическом мусоре, грязи, как вы можете прокомментировать такие слова?

Честно говоря, я с этим согласен, потому что такое безумное количество уголовных производств не выглядит обоснованным, а больше похоже на необходимость создания преследования и заинтересованность в этом процессе, а не в результате. Я думаю, что ни одно из этих производств не закончится результатом.

С точки зрения права, где вы видите тот водораздел, когда: а) надо по закону открывать производства; но б) ты видишь, что эти производства не имеют никакой перспективы. Так, чтобы и общество понимало, что справедливость существует, и чтобы не было действительно «мусорных дел»?

Уголовный Процессуальный Кодекс требует, чтобы в любом случае уголовное производство должно быть открыто, но не нужно много времени для того, чтобы выяснить, грубо говоря, в «мусорном деле» то, что там нет доказательств вины того или иного лица. То есть производства должны открываться, быстро проводиться досудебное расследование, и дела должны закрываться или передаваться в суд. Если такие «мусорные дела» на протяжении года, условно говоря, болтаются и нет никакого результата, то это однозначно свидетельствует о том, что есть заинтересованность в процессе, а не в результате.

Эксгенпрокурор Рябошапка прокомментировал 15 новых дел против Порошенко