Государственное бюро расследований власть использует для мести

27 ноября прошлого два года, как начало работать Государственное бюро расследований. Раскрывает преступления, которые совершают высшие должностные лица. В частности — президент, полномочия которого прекращены, члены правительства, народные депутаты, судьи, работники правоохранительных органов.

Первым директором ГБР стал Роман Труба, выиграл конкурс в 2017 году. В прошлом году его на посту сменила Ирина Венедиктова — тогда народный депутат от «Слуги народа», ныне — генеральный прокурор. С августа ведомство возглавляет временно исполняющий обязанности Алексей Сухачев.

— Проблема эффективности бюро была заложена с самого начала — процедурой отбора и подотчетности, — говорит народный депутат от «Голоса», эксперт в антикоррупционной сфере 40-летний Ярослав Юрчишин.

— Сначала создали условия, когда подавляющее большинство членов комиссии по отбору председателя ГБР — это представители Верховной Рады, политически связанные лица. Поэтому выбрать самостоятельного игрока не удалось. Роман Труба стал компромиссом тогдашней власти — Администрации президента и Верховной Рады. А чтобы была возможность разностороннего воздействия, ему избрали двух заместителей. Те сразу же начали бороться за полномочия. И первый этап работы превратился в перетягивание одеяла внутри руководства.

При президентстве Зеленского и нового парламента в турборежиме изменили законодательство. Главе государства дали полномочия временно, на три месяца, назначать исполняющего обязанности директора. Но история тянется до сих пор. Госбюро — политически зависимый орган. Несмотря на то, что ряд детективов и следователей качественно работают.

Офис генерального прокурора часто блокирует работу по делам Майдана, которыми занимается ГБР. А требует политических дел против участников Революции достоинства и представителей предыдущей власти.

Для Офиса президента удобно, когда нет директора бюро. Держит руководство в подвешенном состоянии. Если оно перестает исполнять желания, можно менять. И это не требует решений парламента. Процедура конкурса заблокирована.

Есть дела против пятого президента Порошенко, предшественников. Но нет против действующих топ-чиновников. Правоохранительный орган, который зависит от власти, не будет открывать такие дела.

— ГБР политизирован и неэффективен. За два года нет никаких результатов, — говорит антикоррупционный эксперт 31-летний Александр Леменов.

— Ориентируется на волю Банковой, а не на верховенство права и закона. Есть попытки использовать его для мести. При этом тратится много денег на содержание. Зеленский не до конца понимает, как работают органы досудебного расследования. Вопрос — к его окружению.

Банковая не может протянуть через конкурс подконтрольное лицо. Сомневаются, что международники проголосуют (директора ГБР выбирает комиссия. В нее входят три человека, определенные президентом, три — парламентом и три — правительством по предложениям международных организаций, с которыми Украина сотрудничает в сфере предупреждения коррупции. — ГПУ). Слышал, что на должность сватали заместителя руководителя Офиса президента Олега Татарова (до 2014-го был начальником Главного следственного управления МВД. Курировал уголовные производства против Автомайдана и активистов. Заявлял, что милиционеры не применяли оружие, а майдановцы сами стреляли в своих. — ГПУ) .

Государственное бюро расследований власть использует для мести