«Использовать вопрос пленных в политике — это скотство» — Порошенко о «пленках Медведчука»

Использовать тему заложников и пленных для политических атак против оппонентов — это пересечение «красных линий». Об этом в интервью журналисту Валерию Калнышу заявил пятый президент, лидер партии «Европейская Солидарность» Петр Порошенко.

Он подробно рассказал о том, как происходил процесс освобождения заложников, начиная с 2014 года, и, в частности, историю киборга, майора Гречанова (позывной «Рахман»).

«Абсолютное скотство — использовать вопрос заложников, пленных в политической борьбе. Но я готов и к этому. Меня уже ничем не удивишь», — эмоционально говорит Порошенко.

«Когда они говорят, что до Медведчука полторы тысячи заложников были освобождены без него, — я это подтверждаю. Вопрос заложников было с первого дня для меня абсолютно принципиальным. На первом этапе, сейчас я уже могу это раскрыть, для освобождения заложников и обмена пленных использовались силы СБУ. Делалось это на базе батальонного или бригадного уровня. Созванивались, обменивались — и это делалось в считанные дни после попадания в плен. Еще более болезненным вопросом была эвакуация 200-х», — рассказывает Порошенко.

«Потом российская армия издала приказ — обмены запретить и сформировать «обменный фонд», — напомнил пятый президент.

Он перечислил тех, к кому обращался на всех возможных переговорных площадках. «Ни одна моя международная встреча не проходила без конкретных переговоров, что мы должны сделать», — говорит Порошенко.

Лидер «Евросолидарности», в частности, рассказал о переговорах с Папой Франциском, с руководством США и тогда вице-президентом Джозефом Байденом, бывшим президентом Израиля, ныне покойным Шимоном Пересом.

«Я обращался к Еврокомиссии, в Европарламент. По нашей инициативе было принято четыре резолюции. Я обращался к президенту Турции Эрдогану. И я хочу поблагодарить Эрдогана за то, что начиная с Ахтема Чийгоза и заканчивая другими украинскими политзаключенными, которые были в оккупированном Крыму, нам удалось их вытаскивать», — напомнил Порошенко.

«И я бы обращался к кому-либо — включая Медведчука для того, чтобы домой вернуть наших воинов. Вопрос, которым занимается Медведчук, — это же стенограмма Нормандского формата. Это было предложено участниками Нормандского формата. Эти предложения прозвучали в том числе и от Путина. И я на это согласился. Потому что я готов, я хочу повторить, хоть с «чертом лысым» говорить, для того чтобы вернуть людей домой. И мы вернули за первые полтора года моей каденции по данным СБУ 2947 человек, по данным гуманитарных представителей за первые два года — 3278″, — отмечает Порошенко.

Он возмутился манипуляциями в программе Бигуса об увольнении киборга «Рахмана».

«Я очень активно боролся именно за «Рахмана». Это могут подтвердить и члены моей команды, и волонтеры, и добровольцы, которые очень заботились освобождением наших заложников. Я благодарю каждого. Я благодарю Мочанова, который прилагал к этому максимум усилий, пытаясь вытащить своего друга. Я благодарю Тане Рычковой, я дважды отправлял ее на «передок», потому что у нас дважды срывалось это освобождение. Она пробыла полтора суток на «передке», ожидая, когда его привезут», — вспоминает Порошенко.

«Я точно не благодарю Рубана как агента российских спецслужб, который пытался зарабатывать на этом, выполняя другие поручения российских властей. Он предлагал — пусть Порошенко отпустит майора российской армии, который был ключевым свидетелем-доказательством российской агрессии против Украины, непосредственного участия Российской Федерации. И единственным доказательством для этого должно быть решение суда», — убежден Порошенко.

По его словам, отпустить российского майора Старкова без решения суда — значило лишить Украину важнейших аргументов в суде против Российской Федерации, доказательств преступлений Кремля, которые осуществлялись по приказу Путина и начальника Генерального штаба вооруженных сил РФ Герасимова.

«25 сентября суд вынес такое решение по приговору — до 14 лет этого майора осудить. После этого у него остается время на апелляцию, который должен занимать три-четыре месяца. Члены нашей команды, я так мягко сформулирую, убедили его апелляцию не подавать. Он сделал видеообращение к Путину и сказал, что «я — майор вооруженных сил РФ, номер такой-то, часть такая-то, 19 лет я служу в вооруженных силах РФ, приехал сюда по приказу своего командования на Украине, убивать украинцев, и я прошу — вытяните меня отсюда», — напомнил Порошенко.

«Это была дилемма. Ты емеешь с одной стороны судьбу конкретного украинца, который находится в плену, а с другой — судьбу 42 миллионов украинцев, и ты защитить украинскую землю и украинское государство», — откровенно говорит пятый президент.

Он также опроверг фейк о том, будто «Рахман» был вынужден ждать президента в аэропорту: «Возвращаясь из парижского саммита по климату, я твердо могу сказать, что никто меня не ждал, «Рахмана» привезли из Харькова».

«Я хочу воспользоваться этой возможностью и поблагодарить этого настоящего воина, защитника Украины за отказ участвовать в спектакле, который разворачивается с одной целью — политической атаки на оппозицию и распространение теории «предательства», под котрым я прожил пять лет. И четко координировалась из Кремля, а сейчас — я уже не знаю, как там Ермак переговаривается с Козаком или с Сурковым и откуда он берет эти инструкции. Но я думаю, что Ермаку лучше подумать о своих разговорах с Джулиани и о своем участии в деле «Вагнера», — предостерегает Порошенко.

«Я горжусь тем, что мы освободили почти 3300 украинцев. И мне очень грустно, что с апреля 2020 года — уже более года в Украине не вернулся ни один заложник. Более того, вы на сегодняшний день не услышите, что о политзаключенных, заложников власть заботится, опекается их судьбами, потому что они оставили все, что имели, в Донецке, Луганске. Они имеют больных детей-инвалидов. Они не имеют никакого доступа хотя бы через ипотеку, через кредиты, им негде жить. Мы на сегодняшний день занимаемся частью из них — мы платим за их жилье. Но это — скотство так относиться к людям, ничего не делать и пытаться выдернуть. Чтобы таким образом пытаться дискредитировать и рассеять «измену». Я думаю, что вы перешли «красную линию». Так нельзя делать», — резюмирует Порошенко.

«Использовать вопрос пленных в политике — это скотство» — Порошенко о «пленках Медведчука»