Мы должны не допустить ко власти пророссийские силы, потому что последствия для государства будут фатальными — Александр Данилюк

Глава общественной организации «Спільна справа», 37-летний Александр Данилюк уже долгое время говорит об угрозе российского реванша на выборах 2019 года. Один из лидеров Революции достоинства, экс-советник министра обороны Украины, а ныне — глава Центра оборонных реформ зарегистрирован кандидатом в президенты Украины под №22. И стать главой государства он не рассчитывает.

Данилюк специализируется на национальной безопасности и противодействия российской гибридной агрессии. Читал лекции в Национальном университете обороны США, Школе специальной войны имени Кеннеди. Используя кандидатские возможности, он рассказывает, как Россия планирует изменить политический вектор Украины. Кандидат, который не хочет власти, но имеет собственное видение развития страны, встретился с журналистами Gazeta.ua в офисе на Майдане Независимости в Киеве.

Многие о вашей деятельности узнали во время Майдана. Но вы занимались противодействием российской угрозе гораздо раньше. Можно ли было предвидеть вторжение?

Да. После избрания Виктора Януковича в 2010 году группа людей, которые занимались изучением конфликтов, я в том числе, отслеживали эти процессы. Подготовка к развалу Украины началась еще в 2004-м. До и во время Оранжевой революции проявления этих движений не остались в памяти избирателей и политиков. Имею в виду сепаратистский съезд в Северодонецке, события в Харькове и Одессе, когда местные рады начали говорить о федерализации. То есть — о разделе Украины по Днепру.

Подготовка к развалу Украины началась в 2004-м

Это было возможно?

Мы понимали, что кампания россиян против Виктора Ющенко создана для этого основания. Тогдашний президент Леонид Кучма не дал это реализовать. Украина чудом избежала такого сценария. А когда в 2010-м Виктор Янукович становится президентом, под него формируют большинство в парламенте. Одним из первых его решений стал закон о референдуме. Он был выписан так, чтобы провести федерализацию и раздел (в прошлом году его признали неконституционным. — Gazeta.ua). Мы поняли, что Россия будет пытаться в 2015 году повторить этот сценарий.

А сегодня?

Возвращаемся к тому, с чего начинали. Россия планирует использовать выборы в Украине, чтобы привести к власти пророссийские силы. Получить нейтральное большинство в парламенте и менее антироссийского президента, чем Порошенко.
Во время парламентской кампании мы планируем донести до граждан природу этих угроз. Россия ведет эту линию против Украины с 1999 года. Поэтому разговоры в политикуме о возможности мирного соглашения с Москвой или наивные, или навязанные самым Кремлем.

Как Россия скорее всего будет действовать дальше?

Реализовывать план по разделу нашей страны. Они не питают иллюзий: Украина в нынешних границах не будет ни дружественной, ни даже невраждебной к России. Лучший сценарий для них — разделить нас на несколько квазигосударственных образований. Часть могут быть поглощены РФ, как это произошло с Крымом. Часть — стать Малороссией, которая будет под контролем, но с какими-то признаками государственности. Западную часть Россия хотела бы видеть как не очень успешное ультраправое государственное образование, которое не имело бы шансов на интеграцию в Евросоюз. Пытаются спровоцировать югославский сценарий.

Россия не питает иллюзий: Украина в нынешних границах не будет ни дружественной, ни даже невраждебной

Как этому противостоять?

Русский реванш возможен из-за разочарования политиками, которые пришли к власти после Революции достоинства. Они последовательно отстаивают западный вектор развития. Но не слишком успешны в вопросах экономики и обеспечении социальных потребностей украинцев. Отсюда — низкая популярность старых политических сил и запрос на других лидеров. Он превращается в поиск «неполитиков». Это ужасный латиноамериканский синдром, когда на смену популистам приходят не технократы, а ультрапопулисты. Они на лозунгах «Все будет зашибись» идут к власти и, к сожалению, имеют шансы.

Это латиноамериканский синдром, когда на смену популистам политикам приходят ультрапопулисты

Наиболее осознанная часть украинцев находится в Европе на заработках — до 7 миллионов. Осталась люмпенизированная, наименее склонна к критическому осмыслению часть, которой легко манипулировать.

Почему вы не пошли во власть в 2014 году?

«Спільна справа» понимала, что Россия пытается использовать протесты. Мы не находили поддержки от парламентской оппозиции, которая взялась координировать эти процессы. Понимали: она не дальновидная и не осознает, что происходит за кулисами. Включая российскую военную агрессию.
В ноябре-декабря 2013 года мы имели информацию, что Россия наращивает силы и средства в Крыму, перебрасывает военнослужащих. Военная разведка, Генеральный штаб, разведка Государственной пограничной службы начали сигнализировать об этом. Я со сцены Майдана говорил, обращаясь к офицерам, которые атаковали Майдан, что нас предали и вы подыгрываете развалу страны. Тогда оппозиция негативно восприняла эти месседжи. Ограничили мои возможности выступать.
После расстрела Майдана разгорается Крым. Ситуация меняется. Я начинаю сотрудничать с новым правительством, со структурами безопасности.
Сейчас не было бы необходимости идти в политику, если бы в 2014 году мы получили ее другое качество. К сожалению, ни казаки Гаврилюки, ни люди, которые имели опыт государственного управления, не принесли его.

Моя цель не пробиться во власть, задача «Спільної справи» — отвернуть российский реванш и сохранить государственность

Когда решили идти во власть?

Я не иду во власть. Наша задача — отвлечь российский реванш на выборах 2019 года. Мы планируем говорить с избирателем о реальных угрозах, о гибридной войне, провести кампанию против мажоритарной системы. Она открывает колоссальные возможности для Российской Федерации. За счет подкупа на каждом из мажоритарных округов можно получить не менее 70 процентов мест.
При этом ряд политических сил декларируют намерение вести переговоры с Москвой или уже их ведут.

Какие политические силы вы имеете в виду?

Меня пугает, когда бывший министр обороны, бывший глава профильного комитета Верховной Рады, носитель государственной тайны Анатолий Гриценко говорит, что ведет переговоры с людьми из окружения Владимира Путина. После такого заявления контрразведка СБУ должна его вызвать на допрос.
Угроз много. Перед парламентскими выборами люди ищут политическую альтернативу. А вменяемой замены действующим политикам — за пять лет мы не создали.

Считаете такой альтернативой свою политсилу?

По состоянию на сейчас, «Спільна справа» существует в формате общественной организации, мы строим низовое движение, которое будет действительно представлять людей и их интересы. Есть положительный отзыв от активистов на местах. Дальнейшие планы зависят от результатов президентских выборов и ситуации в стране.

В одном из интервью вы говорили, что Украина может достичь уровня Сингапура, Тайваня, если правильно развивать экономику. Как вы это видите?

Наша экономическая программа базируется на исторической экономической школе. Развитые страны двигались по одной модели. Она сводилась к трем базовым вещам. Первая — это стимулирование экспортной промышленности. Государство должно помогать предприятию только при условии, если оно львиную долю продукции отправляет на экспорт.
Второй момент — поддержка высокопроизводительного сельского хозяйства, основанного на небольших фермерских предприятиях. Это важно для Украины, где значительная часть населения проживает в деревне.
Третье — государственный контроль за финансами. Государство должно направлять средства на поддержку первых двух направлений.
В лучшие годы люди брали кредиты и покупали японскую, немецкую, французскую технику, автомобили. Это стимулировало развитие экономики других государств.
Сохранение сырьевой пост-колониальной модели экономики — это в среднесрочной перспективе угроза не менее ужасная, чем российский реванш. Сегодня 5-7 миллионов украинцев находятся в Европе. Еще пять лет — и мы превратимся в страну пенсионеров. Это фактически банкротство государства.

Что нам делать с внешними долгами?

Дешевле денег, чем под 3-4 процента от МВФ, мы не найдем.
Отказываться от сотрудничества с международными валютными кредитными институтами не стоит. Надо наращивать внутренний валовой продукт. Увеличение продукции, Украина производит и экспортирует — единственный путь к уменьшению долга.
Министр экономики Оксана Маркарова говорит, что мы планируем достичь нынешнего уровня Польши через 50 лет. Это крах. Ибо означает, что Украина следующие несколько поколений не имеет шансов догнать Польшу. А эта страна вошла в 20-ку развитых за последние 20 лет за счет того, что делали все выше сказанное. Плюс — привлекали прямые иностранные инвестиции. Эффективно сотрудничали с Германией — ряд крупных немецких корпораций перенесли производства на территорию Польши. То же самое может быть с Украиной. США ведут торговую войну с Китаем. Мы — можем стать новым Китаем для компаний с американским и после Brexit с британским капиталом. Области, граничащие с Европейским Союзом, должны стать территориями приоритетного экономического развития, там должны быть размещены промышленные зоны.

Можем стать новым Китаем для компаний с американским и британским капиталом

Чем вы занимались после увольнения с должности советника министра обороны?

Ушел из министерства в 2014-м. Создали Центр оборонных реформ. Он был сосредоточен на нескольких направлениях. Главный — создание Сил специальных операций. Призваны противодействовать российским гибридным операциям. В рамках этого проекта мы тесно сотрудничали и с украинскими структурами безопасности, и со структурами западных партнеров, прежде всего США.
Есть несколько монографий, посвященных российской гибридной войне. Читал лекции в Университете обороны США, в Школе специальной войны имени Джона Кеннеди. Готовил специалистов по гибридной войны в Штатах, в других странах бывшего Варшавского блока. Были надежды, что угроза реванша будет нейтрализована. Но до сих пор риск высокий.

На каких выборах этот риск выше?

От президентских зависит. Самостоятельный президент сможет повлиять на парламент, когда там будут попытки сформировать неестественную для Украины коалицию. Если же будет Зеленский или новый Ющенко, который займет нейтралитет, то будут проблемы. Поскольку такой глава государства — это первый шаг к парламентской республике. Люди на это согласятся, достаточно дискредитировать должность. А парламентская республика — это еще большая дестабилизация в стране, чем сегодня. К этому призывает Кремль словам Виктора Медведчука.

Россия попытается дойти до Новой Каховки и контролировать Крымский канал. Наша цель — противодействовать этому

Каков ваш план победы в войне?

Есть исключить приход к власти пророссийских кандидатов. Создать до парламентских выборов альтернативу, которая смогла бы привлечь разочарованных избирателей. Должны через создание прозападной коалиции в парламенте влиять на правительство, чтобы Кабмин взял за основу наши тезисы, по крайней мере в экономическом блоке. Это позволит войти в 2020 год больше подготовленными. Тогда Россия завершает «Северный поток-2». Высока вероятность, что попытается отключить Украину от газоснабжения. Возможно расширение военной интервенции.
Меньше, что страна-агрессор будет вынуждена сделать — попытаться дойти до Новой Каховки и контролировать Северо-Крымский канал. Другим способом в которых нет возможности обеспечить полуостров водой. Украина могла бы выстоять в этом противостоянии, имея консолидированное правительство. Для этого нужна проевропейское большинство в парламенте.

То есть, возвращение Крыма и Донбасса не в ближайшей перспективе?

В ближайшей перспективе надо пережить эту ближайшую перспективу. Россия тоже не в экономическом подъеме. У нее есть окно возможностей, которое с 2021 начнет закрываться. За это время Украина должна стабилизировать ситуацию, сосредоточиться на экономическом развитии, сконцентрироваться на регионах, максимально удаленных от РФ, стать экономически привлекательной. Заняться реинтеграцией Крыма и Донбасса не в смысле территорий, а в смысле граждан. Дать возможность молодым интегрироваться в украинское общество, получить здесь образование, работу.
Приднестровье как явление в обозримой перспективе перестанет существовать, потому что оттуда уезжает молодежь. С момента оккупации его население уменьшилось в 10 раз. То же будет происходить с Донбассом. В меньшей степени — с Крымом. Потому Крым превращен в военную базу, там остаются военные пенсионеры.
Если не станем на путь стремительного экономического развития, который бы означал выход в 20-ку развитых стран по 10-15 лет, не будет смысла в реинтеграции Крыма и Донбасса. Не для кого это делать.

Мы должны стать равными среди экономически развитых стран в ближайшие годы — это гарантия целостности государства

Почему этого не происходит?

Правительство подчеркивает, что они не являются левыми. На самом деле, есть. Оксана Маркарова говорит: нам надо налоговая дисциплина, надо искать дополнительные возможности наполнения бюджета. Это левацкая риторика. Функция правительства должна заключаться в том, чтобы Украина, которая занимает 131-е место по ВВП, перешла в первую сотню, 50-ку, 20-ку. Если у нас ВВП на душу населения в год составляет 2,5 тысячи долларов, то как ни старались бы, больше не заберете. Каждую пятую гривну у гражданина забирают как налог. В Великобритании на продукты, лекарства, другие необходимые вещи НДС не начисляется. А такой высокий налог характерен для стран, где нет налогового учета, а экономика находится в тени.

Несмотря на войну РФ остается нашим торговым партнером. Как быть?

Санкции Украины против российского бизнеса часто меньше, чем санкции лояльных к РФ европейских стран. Это неприемлемо. Мы зависим от России в поставках топлива. Если Россия ограничит поставки дизеля, нам нечем будет танки заправлять.
Все топливо, которое к нам заходит, делается из российской нефти. Даже если покупаем европейский газ — он русский. Москва может отключить Украину от газоснабжения. Эту ситуацию нужно менять кардинально. Пока мы зависимы от Москвы — мы слабы.

Нам последние пять лет говорят, что Украина слезла с газовой иглы.

Правительство лжет. Им кажется, что это все несерьезно.

У нас есть возможности полностью перейти на собственный газ?

Баланс потребления газа — документ, очевидно, наиболее засекречен. Неизвестно, сколько его добывают на самом деле, потому что значительная доля добычи не учитывается.

Если ваша программа экономического развития начнет действовать, за сколько выйдем на уровень Польши?

Должны выйти за 10 лет. Люди, которые сегодня выехали в Европу, еще могут вернуться. Но когда их дети пойдут в школу, мы их потеряем. Шансы изменить ситуацию есть, но сначала мы должны не допустить российский реванш на выборах 2019 года. На этом, собственно, и нужно сконцентрироваться ближайшие месяцы. Остановить реванш — это не политический лозунг, это основа выживания Украины как государства после 2019 года.

Мы должны не допустить ко власти пророссийские силы, потому что последствия для государства будут фатальными — Александр Данилюк