2019-го Украина войдет в совершенно новую эпоху

НОВЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДОГОВОР НАЧНЕТСЯ ИЗ ОТЧУЖДЕНИЯ ОЛИГАРХАТА И ЕГО ОБСЛУГИ ОТ «КОРМУШКИ»

Накануне президентских и парламентских выборов-2019-го председатель «Батькивщины» Юлия Тимошенко и лидер партии «Основа» Сергей Тарута заговорили о новом общественном договоре. Звучит красиво и интригующе. Но о чем говорится в действительности?

Необходимость заключения нового общественного договора, которая стала в околополитических кругах своеобразной мантрой, идеей фикс, является чрезвычайно важным и актуальным аспектом украинской современности. Без него не будет ни государства, ни общества, ни экономики. По крайней мере в современных цивилизационных проявлениях.

Хорошо сформулировал философ Сергей Дацюк: «Есть такая схема общественного договора: цивилизационные направления элиты, культурные контракты групп элиты с социальными, пакт элит, система доверия между элитой и обществом, публичное решение, зачем обществу быть вместе, конституция, международная легитимность правящего класса, общества, их конституции. Все эти элементы и составляют то, что обычно называется общественным договором. При этом только некоторые из них попадают в Конституцию в виде ценностей».

Общественный договор не сводится к новой Конституции

Следовательно, общественный договор не сводится к новой Конституции. Пример — чуть ли не самый демократичный Основной закон 1936-го. И тоталитарный ужас, который творился под его прикрытием.

Современный общественный договор представляет собой набор обязательств, прав, ценностей, стандартов в главных сферах для тех, кто его заключил. Он подразумевает согласие свободных индивидов о создании и переформатировании государственной или общественной системы, делегируя ему часть своих свобод и суверенитета.

В то же время общественный договор может быть эффективным лишь когда те, что его укладывают, относятся друг к другу как к равным и преследуют единственную объединяющую всех цель.

С этим у нас проблемы. Украинские чиновники рассматривают политико-исторический процесс и сам общественный договор в нем как нарратив и эмерджент (новое качество, явление, которое рождается как бы из ничего и внезапно, без видимых условий и причин. — gazeta.ua). Вполне по Ги Дебору, автору «Общества спектакля», который показал: современные средства массовой информации способны замещать в атомизированном человеке знания, полученные из реального исторического опыта, искусственно сконструированными. И у человека появляется убеждение, что главное в жизни — видимость, а сама общественная жизнь — спектакль.

Один пакет спектакля затирает другой и у членов общества возникает ощущение псевдоцикличного времени и вечного настоящего. Оно достигается с помощью бесконечной череды сообщений, движущихся по кругу — от одной банальности к другой. Но представлены со страстью, будто речь идет о важнейших событиях.

Сначала общественное мнение оказывается неспособным заставить себя услышать, а вскоре — не в состоянии сформироваться

Другой характеристикой общества спектакля, по Ги Дебору, является обман без ответа. В результате его повторения исчезает общественное мнение. Сначала оно оказывается неспособным заставить себя услышать, а вскоре — не в состоянии сформироваться.

Украинский общественный договор изначально был ненастоящим — навязанным сговором элит, то есть имитацией. Также и в смысле отсутствия процессов и процедур самоподдержания, которые присущи классическому общественному договору западных сообществ.

Самое короткое изложение общественного договора, де-факто навязанного украинскому обществу «элитами», можно сформулировать так: мы делаем, что захотим, а вы также — делаете, что мы захотим.

Имеем тотальное ограбление Украины в пользу «элит», обнищание граждан, уничтожение экономики, культуры, науки, деградацию моральных норм и инфраструктуры

Результат: помимо ряда общественно-политических спектаклей, имеем тотальное ограбление Украины в пользу «элит», обнищание граждан, уничтожение экономики, культуры, науки, деградацию моральных норм и инфраструктуры. Властные элиты не относятся к обществу и гражданам как к равным и не преследуют единую с ними цель. Если не изменить это обстоятельство, не будет ни какого общественного договора.

Есть немало примеров успешной реализации общественных договоров: в Соединенных Штатах Америки, Великобритании, Франции, Японии, Сингапуре.

В США конституция выступает в качестве активного социального контракта, который выполняется. Его главная идея — социальное обеспечение. Причем взаимные обязательства и поддержка, которые являются основой общественного договора, стали также основами республиканской формы правления и институтов гражданского общества.

Иными словами, социальный контракт элит с народом сводится к идее, что государство существует для того, чтобы служить воле народа, который является источником всей политической власти, которой пользуется государство. Люди могут выбрать, переизбрать или продолжить деятельность этой власти. Главное в том, что концепция общественного договора является одной из основ американской политической системы, а «социальный контракт» — основа американской демократии.

Понятие свободы — центральный аспект политического самоопределения в Штатах. На отцов-основателей США в значительной степени повлияли идеи английского философа и политического мыслителя Джона Локка. В работе «Два трактата о государственном правлении» он доказывал: согласно естественному праву, все люди имеют право на жизнь, свободу и имущество. Кроме того, в рамках социального контракта могут восстать против действий правительства, если бы оно выступало против интересов граждан, и заменить его.

В Украине до сих пор нет полноценного гражданского общества. Это делает невозможным контроль и привлечение к ответственности представителей правящего класса, которые не только далеки от требований времени, но и стали тормозом в продвижении государства к стандартам западной цивилизации.

Следовательно — политический процесс в Украине зашел в тупик. На языке нелинейной динамики, ситуация — передфуркационная. То есть система созрела для скачкообразного перехода в качественно новую модель. К тому, чтобы пережить «катастрофу» (внезапный ответ системы на медленное изменение внешних условий. Может означать творческие, конструктивные процессы. — gazeta.ua).

Политический процесс в Украине зашел в тупик

Однако не обязательно этот переход будет в пользу украинскому обществу. Особенно, если оно недостаточно активно будет «толкать» расшатанную общественно-политическую систему в сторону перспективной постфуркационной модели. Следует учитывать, что как раз при переходе можно незначительными усилиями достичь больших результатов — тому, кто знает и умеет влиять на параметры фуркации.

Сегодня те, кто руководят страной, прикрываясь подтвержденной на выборах легитимностью, действуют в интересах собственных, а не общества. Используя представительную модель демократии как прикрытие, постсоветская номенклатура выстроила за этим фасадом олигархическую по сути систему. Она функционирует исключительно в интересах правящей верхушки.

Государства создавали выдающиеся личности, которые не обязательно были моральными и толерантными. О чем население могло узнать, попав к ним в полную зависимость, с которой потом трудно было вырваться. В новейшие времена власть смогла приобрести камуфляжный лоск цивилизованности и стала более эффективной, используя достижения технического прогресса. Но практически теми же методами контролирует народ, делегировавший право управлять от его имени в обмен на защиту своих интересов и прав.

Какой общественный договор способен помочь украинцам сделать рывок в будущее?

Первое, что нужно сделать — демонтировать выстроенное в стране негласное кастовое разделение общества. Несмотря на то, что Конституция якобы гарантирует для украинцев права и возможности, которые являются одними из крупнейших среди государств мира, они очень «специфически» реализуются в действительности.

Если бы вся современная отечественная реальность была прописана в Конституции, то в ней должно быть узаконено разделение общества на касты. Политическая верхушка и олигархи составляют касту неприкасаемых. Они находятся в отдельном от остальной части общества мире. Живут по номенклатурным правилам, а остальные законы на них не распространяются.

Далее идет каста силовиков, высших чинов спецслужб, полиции, прокуроров и судей. У них тоже — свои негласные правила.

Все остальные записаны в касту плебса. Имеют только обязанности. Воспользоваться декларируемыми в Конституции правами не могут, поскольку не существует механизмов их выполнения.

Политическая верхушка и олигархи составляют касту неприкасаемых. Далее идет каста силовиков. Все остальные записаны в касту плебса

Поэтому необходимо правовыми методами изменить ситуацию в стране так, чтобы начал действовать механизм отчуждения олигархата и его обслуги от системной «кормушки». Соблюдение законов должно стать нормой для всех без исключений. А неотвратимость наказания за преступления — это главное, что позволит изменить жизнь рядовых украинцев к лучшему.

В 2019 году Украина войдет в совершенно новую эпоху. Речь идет о закрытии проекта, который существовал с 1991-го. Происходило первоначальное накопление и разграбление общественного богатства, упрощение культуры, науки, образования. Сейчас этот процесс полностью себя исчерпал. Надо переходить в эпоху созидания. Это требует не только принципиально новых проекта и концепций, но и элит и исполнителей. Здесь есть очень серьезный вызов, поскольку сами элиты должны себя и переформатировать, и частично люстрировать. В части элит, их ядре, существует понимание неотвратимости этого процесса. Однако нет представления о глубине и сложности вызова.

Только системные реформы могут изменить Украину. Если стратегические решения вовремя принять и воплотить — новый общественный договор и новый общественный проект можно реализовать в ближайшее время. Если же нет — ресурсы общества уйдут в «гудок» ситуативных информационных поводов. Тогда положение станет критическим. Украина в очередной раз потеряет исторический шанс на достойное европейское будущее.

2019-го Украина войдет в совершенно новую эпоху