Минские договоренности являются поводом для продления санкций

12 февраля 2015 года в течение 16 часов президент Украины Петр Порошенко, канцлер Германии Ангела Меркель и тогдашний глава Франции Франсуа Олланд требовали у русского лидера Владимира Путина прекратить огонь и вывести войска из Украины.

Переговоры длились в Минском дворце независимости за закрытыми дверями. Поздней ночью лидерам трех стран удалось заставить Владимира Путина остановить активные боевые действия на Донбассе.

 Многократно Порошенко и Путин повышали голос друг на друга, написал в своей книге «Уроки власти» 64-летний Франсуа Олланд. Последний внезапно разнервничался и пригрозил полностью раздавить войска своего собеседника. Это было признанием наличия русских войск.

Между собой лидеры стран подписали документ из 13 пунктов. Первым требованием стало прекращение боевых действий и создать зону безопасности на линии разграничения. Обе стороны отвели артиллерию и танки на 50 км друг от друга. Контролировать это пригласили Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе.

 Порошенко оставался непреклонным относительно суверенитета своей страны. В то время как Путин защищал необходимую автономию двух регионов и пытался отложить окончание боев на три недели, пишет Олланд. Он был такой негибкий, что отрицал прямой контакт с лидерами сепаратистов, и под предлогом того, что не может решать за них, добивался, чтобы с ними предварительно проконсультировались.

 Минские договоренности не работают так, как они написаны. Но некоторая польза от них есть, говорит политический аналитик Владимир Горбач, 48 лет. Они работают как формальный повод для продления экономических и персональных санкций против России и ее отдельных должностных лиц. Наши дипломаты постоянно говорят об этом аспекте и не дают западным партнерам ослаблять давление на РФ.

 Разговоры об альтернативе «Минску» длятся едва ли не с момента его подписания. Но никто не может предложить что-то другое. Чтобы была реальная альтернатива, должна быть воля двух сторон. Россия абсолютно незаинтересована в новом формате переговоров или альтернативных договоренностях.

Москва не хочет мирного урегулирования. Поэтому любой формат будет сводиться к тому, что они будут держать нас в напряжении по линии разграничения. Это их цель в ожидании выборов. До момента изменения этой русской стратегии никакая альтернатива не будет иметь никаких позитивных последствий. Это будет просто потеря времени.

 Минские договоренности приводят к падению боевого духа украинской армии и увольнению профессиональных военных, говорит 27-летний Ираклий Джанашия, эксперт из украинского Института будущего. Будущее с такими договоренностями постепенное разрушение армии и многолетняя окопная война в скотских условиях.

 Нужно создать такую агрессивную риторику: за каждого убитого украинского бойца в результате нарушения договоренностей мы будем на один километр передвигать линию фронта вперед, оттеснять врагов.

28 января специальный представитель ОБСЕ в Украине Мартин Сайдик предложил свое виденье урегулирования военного конфликта.

 Как может быть выгодный документ, который фактически легитимизирует вооруженные силы боевиков и их выборы? говорит Джанашия. План перекладывает весь финансовый груз восстановления захваченных территорий на Украину.

Он предусматривает реализацию почти всех ключевых идей Москвы. И как только Украина начнет ему оппонировать, члены ОБСЕ заявят, что Украина отказывается предпринимать шаги к примирению и теряет первые плоды Минского формата.

Минские договоренности являются поводом для продления санкций