Когда обвиняемых в терроризме выпускают на свободу — это плохой сигнал. Что случилось с делом Савченко

В ночь с 15 на 16 апреля нардепа Надежду Савченко и руководителя организации «Офицерский корпус» Владимира Рубана выпустили из-под стражи. Решение об этом объявила судья Броварского горрайонного суда Елена Кичинська. Причиной стало окончание срока ареста, который истек 16 апреля.

Gazeta.ua напоминает о сути дела и узнает у экспертов, почему обоих выпустили на свободу.

В чем подозревают

Надежду Савченко задержали 22 марта прошлого года в Верховной Раде. Перед этим генпрокурор Юрий Луценко показал видео.

Савченко подозревают в подготовке покушения на жизнь президента, премьер-министра, членов правительства, народных депутатов, свержении конституционного строя. Она якобы сговорилась с подозреваемым в терроризме Рубаном, главарями ДНР Александром Захарченко (погиб в августе прошлого года в результате взрыва в ресторане в Донецке. — Gazeta.ua) и Александром Тимофеевым. После того, по версии следствия, в оккупированных Макеевке, Горловке и Донецке купила оружие.

Журналистам показали оружие, которым, по версии следствия, должны были воспользоваться оба с сообщниками для организации теракта. На столах разложили пистолета Макарова с глушителями, выстрелы к гранатомету РПГ-7, коробки с патронами. Этот арсенал якобы должен были ударить по Верховной Раде и центральной части Киева.

Савченко и Рубан провели в СИЗО более года. Надежда — в изоляторах СБУ, Лукьяновском и Черниговском. Суд 6 раз продолжал ей арест.

Реакция генпрокурора

Наутро после информации о выходе в Facebook появилась реакция генпрокурора Луценко.

— Судебная система тяжело больна. Закон позволяет манипуляции с бесконечными изменениями адвокатов. В Савченко таких, которые то входили в процесс может покидали его, было восемь платных и один бесплатный от государства. Причина вторая — критически малое количество судей в судах. 40 процентов незаполненных вакансий приводит к тому, что отвод даже одного судьи влечет передачу дела в другой суд. Причина третья — нежелание отдельных судей выполнять свою работу. Ну и главное: освобождение из-под стражи вовсе не означает снятия обвинения, — заявил руководитель ГПУ.

Также в ГПУ заявили: прокуроров лишили возможности ходатайствовать в суде об избрании новой меры пресечения.

Тем временем адвокаты Надежды заявили, что та планирует вернуться к работе в парламенте.

Путь в Верховную Раду

25 мая 2016 Савченко освободили из российского плена. Пробыла там 709 дней. Ее обменяли на Александра Александрова и Евгения Ерофеева — захваченных на Донбассе сотрудников главного разведывательного управления РФ.

Была первой в списке партии «Батьківщина» на внеочередных выборах в Верховную Раду в ноябре 2014-го.

В декабре 2016-го ее исключили из фракции. В декабре 2016-го ее исключили из фракции. Перед этим она встретилась в Минске с главарями ДНР и ЛНР Захарченко и Плотницким.

«Единственная ошибка, которую в том числе допустила наша команда, нам надо было после того, как Надежда вернулась домой, пережив колоссальные стрессы, надо было настаивать на длительной психологической реабилитации. Это было бы единственно правильное решение. Минимум год. А она, думая что из стали, из тюрьмы — сразу на поле политического боя», — заявляла Юлия Владимировна.

Мнение юристов

— Процесс выглядел политизированным. Скорее всего было какое-то неформальное указание прокурорам и судьям, что Савченко выйдет из-под стражи. Спустить дело на тормозах, — говорит эксперт «Реанімаційний пакет реформ» Евгений Крапивин.

Прокурор на процессе вел себя довольно слабо, допускал затягивание и не «сражался до последнего» за меру пресечения. А судья все это пассивно сидел и слушал. Такая апатия со стороны прокурора и суда. При этом адвокаты во всей красе получили для себя трибуну.

На Савченко и Рубана возлагаются обязанности ходить на суд. С другой стороны, из-за загруженности судов, заседания проходят раз в 2 месяца.

Была апатия со стороны прокурора и суда

Обеих подозревают в подготовке к преступлению. Получается, теперь им никто не мешает начать эту подготовку, а тем более совершить новое преступление. Разница в том, что раньше они сидели в СИЗО в полной изоляции от общества, а теперь находятся на свободе. Поэтому могут влиять на свидетелей, или что-то уничтожить или подделать.

Мера пресечения работает, если скажем подсудимые обещают добросовестно себя вести. Но Савченко и Рубан полностью свою вину отрицают и никак не идут на любое сотрудничество со следствием. С другой стороны, до сих пор не известно — действительно ли они готовили преступление или нет. И был ли тот фильм ГПУ, который крутили в Верховной Раде, настоящим? Никто не знает.

— В стране, которая находится в состоянии войны, выпускают обвиняемых в терроризме. Это плохой сигнал, — говорит правозащитник Олег Березюк.

Трудно сказать, почему прокуроры так себя повели. Но общие предчувствие складываются не очень хорошие. Вину Савченко и Рубана никто не доказал. Но никто ее и не опроверг. Не только судебная, но и правоохранительная система находится в кризисе. Когда на одного следователя приходится более 400 уголовных дел, то о каком качественное расследование можно говорить? А потом такие материалы попадают в суд, в котором некому их рассматривать. Есть суды, в которых только один председатель. В судебной системе — катастрофа. Реформы так и не произошло. Для быстрого наведения порядка нужна только политическая воля президента и поддержка парламента. А специалисты есть.

Когда в воюющей стране выпускают обвиняемых в терроризме — это плохой сигнал

В этом деле больше вопросов к следствию. Выглядит так, что не доработали. И проблема даже не в Савченко или Рубане. Если информация прокуратуры соответствует действительности, то есть другие, с кем оба сотрудничали. Которые и без них могут выполнить что угодно. Спецслужбы это прекрасно понимают. Но все зависит от воли руководства страны. И то, что выпустили из-под стражи, есть опосредованная вина президента Порошенко. Что требовать от Луценко? Если он не специалист. Его вообще не имели права назначать на должность генпрокурора. Сама же прокурорская система развалена.

Токсическая фигура в политике

— Не исключено, что Савченко и Рубана освободили для того, чтобы у власти был аргумент. Мол, готовится реванш, — говорит политолог Владимир Фесенко.

Перед вторым туром выборов это выгодно команде Порошенко. Есть еще одно объяснение. Страна вступила в переходный период власти. Когда усилился бардак в ее структурах. Как минимум частично президент потерял контроль над судами. Тоже самое по прокуратуре.

Также освобождению Нади и Рубана мог помочь Виктор Медведчук.

Савченко сможет попасть в будущий парламент, если найдет избирательный округ. Со слабыми соперниками и если у нее будут деньги. По партийному списку во главе собственной партии шансов — ноль.

Разрушила свою репутацию

Она разрушила свой имидж, репутацию. В начале ее воспринимали, как пылкого патриота, а она фактически оказалась сторонницей примирения с сепаратистами по российскому сценарию. Поэтому потеряла большинство поддержки именно в патриотическом лагере. А для пророссийского избирателя она остается чужой.

— Надежда Савченко стала токсичной фигурой в украинской политике, поэтому ее карьера народного депутата может завершиться, — говорит политический обозреватель Леонид Швец.

У Нади большая проблема — его характер, неуправляемость, она сложный человек. Сейчас даже те, кто хотел бы ее как-то использовать, будут остерегаться. Вряд ли кто-то всерьез будет раскручивать ее на парламентских выборах. И в общественном мнении Савченко потеряла привлекательность, как «народная месть» власти. Это уже отыграная карта. Ее могут использовать, как «горячую картошку», которую все политические игроки от себя отбрасывают. Сторонники Порошенко уже говорят: вот Надя скоро перейдет в команду Зеленского.

Горячая картошка, которую все политические игроки от себя отбрасывают

Похоже, что дела не было с самого начала. Мы ожидали, что после того, как примут Надю, произойдут аресты какой-то организации, российской агентуры. Но прошло время и так никого и не взяли. Нельзя исключать, что Надя еще сядет.

Также видим, что за пять лет президент Петр Порошенко так и не смог построить полноценную систему власти, подчиненную национальным интересам, а не отдельных финансово-промышленных групп.

Когда обвиняемых в терроризме выпускают на свободу — это плохой сигнал. Что случилось с делом Савченко