«После Дебальцево поняла, что война — это надолго. Важно действовать быстро и слаженно»

Яне Зинкевич недавно исполнилось 24 года. Основала и возглавляет медицинский батальон «Госпитальеры», на счету которого почти 3 тыс. спасенных жизней на Донбассе.

В декабре 2015 года попала в аварию. Передвигается на инвалидной коляске. Говорит, последний месяц фактически живет в авто — как седьмой номер списка партии «Европейская солидарность» участвует в избирательном турне по Украине. Сейчас, говорит, главное — не допустить пророссийского реванша.

Вы ушли на фронт в 18 лет. Почему?

— Не могла иначе. После Майдана пошла бойцом в Добровольческий украинский корпус «Правый сектор». Тогда были активные бои, много раненых, погибших. Помощь им оказывать некому было — вытащить человека из-под обстрела, жгут наложить, обезболить. Я поняла: надо что-то делать.

Как возник медицинский батальон? 6 июля «Госпитальеры» отметили пятилетие.

— 6 июля 2014 года мы попали в засаду, под сильный обстрел. Всем дали приказ отступать. Но там остался раненый. Я возвращалась за ним. Командир ДУК Дмитрий Ярош приказал: «Отступай!» Но я побежала туда — и Ярош дал несколько человек из своего сопровождения, чтобы мне помогли. Мы вытащили бойца.

А когда вернулись на базу, Дмитрий вручил свой боевой нож, наградной, и сказал: «Тебя вижу руководителем подразделения».

Там были более опытные люди, с медицинским образованием. Но так получилось, что у меня имелись способности все организовать.

Вы в батальон подбирали людей по какому-то принципу?

— В первой группе нас было шестеро. Прошли по подразделениям и выбрали тех, кто имеет хоть какое-то отношение к медицине. Или изъявил желание. У нас люди мотивированы, поскольку «Госпитальеры» — всегда на передовой.

Кто-то для нас пригнал пикап. Начались выезды. Так дотянули до сентября. А в октябре начался аэропорт (защита Донецкого аэропорта. — ГПУ). Каждый день — 10-20-30 раненых. Не хватало медикаментов. Тогда я создала страницу в «Фейсбуке» и попросила людей о помощи. «Госпитальеры» до сих пор существуют на пожертвования. Зарплат мы не получаем.

Сколько людей в батальоне сейчас?

— Около 150. В целом через нас прошло где-то 970 человек.

После Дебальцево я окончательно поняла, что война — это надолго. А значит, парамедики будут нужны. В условиях боевых действий важно действовать быстро и слаженно. Поэтому надо работать по единому стандарту, а не так, как мы в начале — кто что умел.

В марте 2015 года создала учебный центр на Днепропетровщине, через который теперь обязательно проходят все «госпитальеры». И для других подразделений тоже людей обучаем. Закрываем свои участки на передовой, для быстрой эвакуации раненых, наравне со штатными медицинскими подразделениями ВСУ.

Батальон остается в системе Украинской добровольческой армии Яроша, но является самостоятельным. Я с Дмитрием созваниваюсь, может, раз в год в случае особой необходимости.

Как «Госпитальеры» восприняли новость, что идете в парламент?

— Мы политику не обсуждаем. Но в целом — нормально восприняли. У нас почти все на президентских выборах голосовали за Порошенко.

Что вас мотивировало принять участие в выборах в Раду?

— После президентских выборов, на которых победил Владимир Зеленский, поняла, что надо идти в парламент. Против такой власти нужна действенная оппозиция.

Почему «Европейская солидарность»?

— Петр Алексеевич мне позвонил. Пригласил на встречу и предложил идти в его команде. Я согласилась. Мы знакомы с 2015 года. Когда проходила лечение в Израиле после аварии, Порошенко прилетел туда с визитом — и ко мне заехал. Потом еще несколько раз пересекались на военных событиях. Например, открытии реабилитационного центра в Сумах.

Не хочу, чтобы реформы, которые произошли за предыдущие пять лет в армии, были потеряны. А сейчас реформа обеспечения фактически остановлена из-за обысков в управлении ВСУ, реформу питания, я так понимаю, тоже приостановили.

Вы сказали, что идете в парламент, чтобы не допустить пророссийского реванша. Думаете, он возможен?

— Безусловно. В Украину возвращаются деятели эпохи Януковича, бежавшие после Революции достоинства. Отменяют декоммунизацию. Хотят изменить закон об украинском языке и языковые квоты.

Чтобы изменить Украину, мы понесли много жертв. Нельзя потерять то, чего достигли.

Какие видите механизмы противодействия реваншу?

— Самое главное — общественное сопротивление. Нужно повышать осведомленность людей, проводить собрания, митинги. Мы это и делаем. Но негативных событий столько, что не успеваешь на них реагировать.

В парламенте надо иметь более широкий перечень инструментов противодействия. Главное, чтобы в Раду прошло больше государственников. И чтобы они сотрудничали против пророссийских сил, а не боролись между собой. «Европейская солидарность» заявила, что мы будем поддерживать государственные и проевропейские инициативы. И я разделяю эту позицию.

При каденции пятого президента его жена Марина Порошенко взяла под свой патронат внедрение инклюзивного образования. Мы можем потерять эту реформу?

— Эта реформа тяжело внедрялась, было большое сопротивление на местах. И если ее постоянно не поддерживать, она просто завянет. А это необходимая вещь. Человеку, ребенку с инвалидностью нужна социализация и адаптация к жизни в обществе.

На съезде «ЕС» вы сказали, что будете отстаивать права ветеранов и людей с инвалидностью.

— Люди с инвалидностью в Украине фактически изолированы от мира. Передвигаться в коляске невозможно — пандусов нет, общественный транспорт в основном не приспособлен. Даже самая маленькая, спортивная, как моя, коляска не проходит в большинство лифтов. Человек не может выйти из дома.

Важно таких людей поддержать, помочь найти работу, поступить на учебу, переквалифицироваться. Я буду работать над этими проблемами в парламенте.

Вы до сих пор управляете «Госпитальерами». Есть ли кому заменить вас, когда пойдете в Верховную Раду?

— Схема работы в батальоне налажена, есть кому меня подменить на каждый день. Я собрала хорошую команду, где каждый отвечает за свое направление. Если происходит что-то экстраординарное — они звонят, консультируются.

Я буду руководить батальоном и в дальнейшем. Не умею жить в медленном темпе, всегда много работаю. В парламенте собираюсь посещать все сессии.

Вот только в Государственной медицинской академии Днепра, где окончила второй курс, придется взять академотпуск на год. Парламентская работа — это новый опыт. Хочу изучить специфику, чтобы работать на полную. Третий курс в академии сложнее, чем два первых, обучению надо уделять много внимания. Мечтаю стать нейрохирургом.

Учится на врача

Яна Зинкевич родилась 2 июля 1995 года в городе Ровно. Окончила Ровенский учебно-воспитательный комплекс «Коллегиум».

В 18 лет пошла добровольцем на войну. Создала медицинский батальон «Госпитальеры». Вынесла с поля боя более 200 раненых бойцов.

5 декабря 2015 года на трассе Днепр — Донецк автомобиль «Госпитальеров» вынесло с трассы, авто перевернулось семь раз. Яна получила перелом позвоночника. Несколько месяцев находилась на грани жизни и смерти. Сейчас передвигается на коляске. Сама воспитывает дочь.

Награждена орденами «Народный герой Украины», «За мужество» III и II степеней. Имеет ватиканскую награду «Священномученика Емельяна Ковча» за гуманитарную и волонтерскую деятельность.

Окончила второй курс медицинской академии в Днепре.

«После Дебальцево поняла, что война — это надолго. Важно действовать быстро и слаженно»