Верховная Рада поддержала продажу земли

— Сегодня Украина похоронит коммунизм. Путинские прихвостни хотят лишить людей права зарабатывать на собственной земле. Чтобы были нищими. Потому что только нищими они умеют манипулировать. Но нет! Мы вернем людям достоинство и собственность, — говорит с трибуны Верховной Рады народный депутат от «Слуги народа» 49-летний Никита Потураев. Показывает пальцем на представителей «Оппозиционного платформы -» За жизнь», которые собрались возле президиума.

13 ноября Верховная Рада рассматривает проект изменений в законы об обороте земель сельскохозяйственного назначения.

Документ предусматривает отмену запрета на ее продажу с 1 октября 2020. Владельцы паев получат право их продавать. Покупать землю смогут украинские граждане, компании, территориальные громады и государство.

До 1 января 2024-го этого не смогут делать компании с собственниками-иностранцами, другие государства. Но эта норма не распространяется на агрофирмы, которые арендуют землю и зарегистрированы в Украине более трех лет. Также не смогут претендовать люди, фирмы и государства, на которые наложены санкции. Совокупная площадь земель в собственности не должна превышать 35% земель громады, 8% области, 0,5% в пределах Украины.

Законопроект подали нардепы от «Слуги народа».

В 10:00 возле трибуны собираются два десятка депутатов от «Слуги народа». Рядом с ложей правительства члены фракции «ОПЗЖ» включают звуковые сигналы.

Спикер Дмитрий Разумков открывает утреннее заседание. Регистрируются 266 нардепов.

— Законопроект выписан так, что предусматривает продажу земли иностранцам. В одни руки можно получить по 210 тысяч гектаров. Это как три Киева, — говорит председатель фракции «Батьківщина» 58-летняя Юлия Тимошенко.

Под парламентом стоят около 50 человек, преимущественно пенсионного возраста. Держат плакат «Нет распродаже украинской земли». «Всеукраинский аграрный совет» принесли гроб с мертвой свиньей и похоронными венками. Рядом — с полсотни активистов от объединения «Свобода».

— Мудрее всего будет отложить рассмотрение этого вопроса. Попытаться найти точки соприкосновения, договориться — и выйти с продуманным решением, — говорит председатель фракции «Голос» 50-летний Сергей Рахманин.

— Разве в такой ситуации можно принимать ключевую реформу? В законе не предусмотрены кадастр земли, создание земельного банка, — говорит сопредседатель фракции «Европейская солидарность» 48-летняя Ирина Геращенко.

Берут перерыв, председатели фракций идут на консультации со спикером. Через полтора часа Разумков продолжает заседание. Депутаты из «Батьківщини» и «ОПЗЖ» блокируют президиум и трибуну.

— Освободите президиум. Юлия Владимировна, это не парламентская демократия. Я не прихожу в ваш кабинет и не занимаю его, — говорит Разумков. Предлагает продолжить заседание. «За» — 234 голоса.

Аплодисменты в зале.

Переходят к рассмотрению. Разумков говорит об 11 земельных законопроектах. Среди них — от правительства.

— Маргарет Тэтчер (премьер-министр Великобритании в 1979-1990 годах. — ГПУ) верила в демократию, основанную на собственности, — говорит с трибуны министр развития экономики, торговли и сельского хозяйства 44-летний Тимофей Милованов. — Я тоже верю. 27 миллионов гектаров сельскохозяйственных земель находятся в частной собственности. 8,2 миллиона, которые принадлежат государству, должны передать в руки эффективных фермеров.

Депутаты выступают почти 3 часа.

Разумков ставит на голосование законопроект от «Слуги народа». Его рекомендовал комитет по вопросам аграрной и земельной политики.

«За» голосуют 240 депутатов. Поддерживают «Слуга народа» и внефракционные. Ноль голосов от «ОПЗЖ», «Европейской солидарности», «Батьківщини», «Голоса» и группы «За будущее».

Премьер-министр 35-летний Алексей Гончарук, который пришел в сессионный зал, аплодирует. Законопроект должен пройти еще второе чтение.

Мораторий на продажу земель сельскохозяйственного назначения действует с 2002 года.

— Факт принятия закона является положительным для экономики, — говорит профессор Киевской школы экономики Олег Нивьевский, 40 лет.

— Прописали минимальный набор предохранителей. Максимальную концентрацию земель на уровне громад, областей. Позитив для производителей — нынешние арендаторы имеют преимущественное право на покупку. Еще один плюс, что государственную землю будут передавать в собственность громад, а это — возможности для их развития. Минус — временный запрет для иностранцев. Их надо было допускать сразу, не бояться.

Законопроект — только часть земельной реформы. Кадастр должны превратить в сервисный центр, который будет только администрировать базу данных. Упрощается процедура регистрации участков. Земельные отношения станут более прозрачными.

В госбюджете на следующий год предусмотрели поддержку малым фермерам — удешевление кредитов на покупку сельскохозяйственной земли, создание фонда гарантирования. Это улучшит их положение по сравнению с крупными предприятиями, и будет увеличивать инвестиции в агросектор в целом.

Партии-популисты на этой теме заработают баллы, потому что люди не хотят разбираться, что такое мораторий или право распоряжаться паем. А тем более, когда это «не мой пай, то почему я должен переживать». Также мораторию противятся те, кто на коррупционных схемах пользуются государственной землей.

— Пытался поискать аргументы умных людей, кто против продажи земли. Их оказалось мало, — говорит журналист 52-летний Алексей Шалайский.

— Один из них — землю надо продавать только тогда, когда будут решены все проблемы с кадастром. Некоторые участки не имеют границ. Но если ждать, когда кадастр станет идеальным, пройдет еще лет 50. Если рынок земли запустится, то при продаже будут решаться и кадастровые проблемы. Иначе вообще этого не сделаем.

Меньше всего заинтересованы в законе агрохолдинги. Они не имеют денег, чтобы скупить большое количество паев. Им легче недорого их арендовать у крестьян.

Самой большой проблемой является не экономическая сторона вопроса. Политические силы будут расшатывать социальную стабильность. Так долго говорили, что земля — ​​»матушка, а мать нельзя продавать», что многие люди в это верят. Надо, чтобы не только власть, но и элита рассказывала, что означает земельная реформа.

— Хорошо, что процесс начался. Мораторий нарушал права собственников и тормозил развитие страны. За это время сформировалась мощная группа влиятельных людей, которые не жалели денег, чтобы не менять ситуацию, — говорит экономист Владимир Дубровский, 57 лет.

— Открывается поле, чтобы в экономике заработали деньги, земля станет предметом залога. Владельцам будет легче получать дешевые кредиты. Для оживления экономики это мощный шаг.

Риск, что со слабыми судами, плохой защитой прав собственности могут возникнуть злоупотребления. Это будет вызывать общественное недовольство. Но если фермеры, владельцы паев массово присоединятся к движению за установление верховенства права, тогда реформа сработает.

Была надежда, что приватизация приведет к такому движению. К сожалению, этого не произошло. Люди не почувствовали себя собственниками, ваучеры скупили директора или олигархи. Но люди ничего не сделали, чтобы не быть обманутыми. Прошло более 20 лет, общество уже другое. Есть надежда, что граждане будут бороться за свои права.

Процесс купли-продажи надо разбить на две стадии. Чтобы не было такого, что приехали ребята на джипах с оружием к деду — подписываешь и до свидания. Договор надо выставлять на общегосударственный сайт — электронную биржу. Чтобы он вступал в силу через полгода после подписания. Покупатели будут соревноваться, кто даст большую цену. Такой механизм может предотвратить злоупотребления. Потому что сегодня главная опасность — давление со стороны местных князьков, которые в неплохих отношениях с местными аграриями.

Нельзя допустить, чтобы реформа была скомпрометирована. Не надо действовать поспешно. Лучше сделать на пару месяцев позже, но как положено.

Верховная Рада поддержала продажу земли