«При Януковиче по линии спецслужб здесь россияне хозяйничали»

— Смотрю в будущее с оптимизмом, но с тревогой. Будет непросто. Конечно, Россия будет делать все, чтобы удержать свою зону влияния, — говорит 80-летний Евгений Марчук, первый председатель Службы безопасности Украины, экс-министр обороны и секретарь СНБО. Разговариваем 15 июня в рамках проекта «Укргосдолгострой». 5 августа Евгения Кирилловича не стало. Скончался от острой сердечно-легочной недостаточности после коронавирусной болезни.

— Сейчас к власти пришло новое поколение, неопытное. А должно обращать внимание на долгосрочные вопросы: демографию, экологию. Есть такой феномен — демографическая безопасность государства. Ее планируют минимум на 10 лет.

Помните день, когда Украина провозгласила независимость? Что это для вас было?

— Больше года уже действовала Декларация о государственном суверенитете. Чувствовался испуг в Москве. Мои знакомые на серьезных должностях в КГБ звонили: «Кириллович, вы там что, обалдели? Какие вооружённый силы в Украине?»

Здесь базировалась гигантская военная машина. Численность расположенных в Украине вооруженных сил Советского Союза составляла более миллиона. И эта сила подчиняется главам Государственного комитета по чрезвычайным ситуациям, то есть гэкачепистам. Я понимал все напряжение. Поэтому Акт о независимости вызвал чувство облегчения.

Как трансформировался силовой сектор?

— После Акта о государственной независимости я все еще был министром и продолжал создавать вооруженные силы (5 июня 1991 года Верховный Совет УССР назначил Евгения Марчука министром по вопросам обороны, национальной безопасности и чрезвычайных ситуаций. — ГПУ). Удалось провести через парламент закон «О социальной и правовой защите военнослужащих, проходящих службу на территории Украины». Речь шла не только о том и тех, кто в будущем станет Вооруженными силами Украины. Потому что в большой советской военной группировке на нашей территории украинцев было около 30 процентов было.

Верховный Совет принимает решение о подчинении КГБ УССР украинской власти. А уже 20 сентября Совет создал Службу безопасности Украины.

За мою кандидатуру на должность главы СБУ проголосовали 309 народных депутатов. Поддержала значительная часть Народного руха и некоторые коммунисты. До этого я возглавлял комиссию КГБ по реабилитации жертв политических репрессий. В моей сфере ответственности была профилактика в среде творческой интеллигенции. Я вытягивал из тюрьмы Ивана Дзюбу. На Бориса Олийныка там чуть не было заведено дело. Было известно, что я — бывший кагебист и при мне практически никто из интеллигенции не пострадал. В те времена легко устанавливали, имел ли какое-то отношение к злодеяниям.

Знаете, что я делал на первых порах? Уволил 17 генералов.

Ваш первый тест как руководителя СБУ — сепаратизм в Крыму.

— Продолжались трудные переговоры о разделе Черноморского флота. Российский флот стал частью гражданской жизни полуострова. Имел свои разведку и контрразведку. Было еще много военных пенсионеров Северного морского и Тихоокеанского флотов СССР. Поэтому поддержка независимости там была ниже, чем по Украине.

Россия начала готовить ходы, как вернуть себе Крым. Решения Киева предоставить ему статус автономии и потом разрешение на президентский пост были неудачными. Критический момент — когда президентом Крыма стал пророссийский Юрий Мешков. Министра внутренних дел Крыма, председателя Службы безопасности, еще несколько должностей назначал Киев. Мешков распускает парламент полуострова, берет под свое руководство МВД и назначает руководителем Службы безопасности своего человека. Я прошу у командующего Пограничных войск вертолеты. Рискованный полет на малой высоте в темноте, чтобы не заметили радары Черноморского флота. Высаживается десант. Захватываем Службу безопасности свою же. Утром встречаем работников. Киев показал зубы.

При президенте Леониде Кучме вы были премьер-министром. Как взаимодействовали?

— По формату работы Кучмы, главой исполнительной власти был президент. И это вносило немало проблем.

Были проблемы с Администрацией президента. Они исходили из выходок ее руководителя Дмитрия Табачника. К примеру: я собрал силовиков, чтобы взять под оперативный, гласный и негласный контроль приватизацию стратегических объектов. Их было два-три десятка. Разработали план. Главное, чтобы все было законно. И вечером мне звонит Табачник: «Надо немедленно увидеться. Давайте пообедаем». Встретились где-то перед Кабмином. Говорит: «Что вы натворили? Это же не ваш сектор, а силовой, это же президента. Вы вмешались в чужую сферу деятельности». Через 10 дней меня увольняют с должности премьер-министра Украины. Любого главу правительства в то время можно было за минуту снять с работы.

Как тогда работала Совет национальной безопасности и обороны?

— Был на месте. Конечно, председатель Совета — президент, а не секретарь. Тогда, в 1999-ом, я видел несколько проблем, в которые надо было серьезно вмешаться. Леонид Данилович поддержал. Я начал с вещей, которые лежали на поверхности, и задел серьезные проблемы. Например, внебанковский денежный оборот. Или баланс пресной воды, было много выбросов и загрязнений. Или предприятия с так называемыми иностранными инвестициями. Несколько человек в Украине регистрировали предприятие на дом в селе, признанном загрязненным Чернобыльской катастрофой. Это предприятие освобождали от таможенных пошлин и налогов. А его капитал — три факса, два компьютера. Иностранная инвестиция, да? А торгуют бензином и нефтью из России. Серьезные злоупотребления и непоступления в бюджет. Такие вещи системно прорабатывали в СНБО.

Чем характеризуется эпоха президента Виктора Ющенко?

— Это и национальное возрождение и справедливость относительно Голодомора, и общий уровень культуры поднялся. Финансовые тоже были позитивы. Негатив — не удалось получить План действий по членству в НАТО во время Бухарестского саммита 2008 года.

Виктор Янукович появился, потому что украинцам надоели демократия и вечные дискуссии?

— Для части людей могло быть такое. Конечно, Януковича Россия поддерживала почти всегда. После 2004 года, когда он проиграл выборы, где-то исчез. И потом вдруг Виктор Андреевич называет его лидером оппозиции. А его тогда даже не было в Украине.

Янукович пришел к власти и вернул Конституцию 1996 года. Как начала работать правительственная машина?

— Дьявольский механизм запустили. Янукович еще в 2004 году во время президентских выборов заявил: «Никакого вступления в НАТО не будет. Только сотрудничество». После победы на президентских выборах он зачищает нормативно-правовую базу присоединения к Альянсу с помощью своей фракции в парламенте и как президент из военной доктрины забирает. Далее российские функционеры заходят в Службу безопасности, министерства обороны и внутренних дел. По линии спецслужб россияне здесь хозяйничали, как у себя дома.

Эффективна ли государственная политика возврата временно оккупированных территорий?

— Петр Порошенко стал президентом, когда в стране была война. Должен был объявить правовой режим военного положения. Хотя бы на части территории Украины. Возможно, были проблемы с ресурсами. Но я столкнулся тогда с аргументами, которые не воспринимал: «На военное положение не согласилось бы международное сообщество. Союзники не хотели быть участниками войны против России».

Возможно, были какие-то договоренности, ожидания. Но Петр Алексеевич — не новичок в политике. Думаю, деловой опыт давил на его психику.

И мы получили «эпоху без бедности и коррупции» президента Владимира Зеленского. Как опишете первые два года его в должности?

— Мы постепенно выпадаем из контекста мировых проблем. Команде Зеленского стоит предложить новый формат мирных переговоров. Важно не развалить Минский процесс и привлечь гарантов безопасности Украины — Соединенные Штаты и Великобританию.

Любил слушать джаз

Евгений Марчук родился в селе Долиновка Гайворонского района Кировоградской области 28 января 1941 года. В Кировоградском пединституте получил специальность учителя украинского языка и литературы.

Работал в Комитете государственной безопасности УССР. В июне 1991-го стал министром обороны, национальной безопасности и чрезвычайных ситуаций УССР. Через полгода — первым председателем Службы безопасности Украины.

В 1995 году — премьер-министр Украины. В 1999 году баллотировался в президенты. Выборы тогда выиграл Леонид Кучма. Марчук был пятым.

«Если бы я стал президентом, многих ошибок избежали бы. Фундаментальная — олигархат», — сказал он.

В 2003-2004 годах возглавлял Министерство обороны. Тогда произошел конфликт с Россией вокруг Тузлинской косы, который удалось решить. Но Кучма отправил Марчука в отставку. Объяснил это неудовлетворительным выполнением поручения о демилитаризации Балаклавской бухты в Севастополе.

С 2015 года представлял Украину на переговорах Трехсторонней контактной группы в Минске.

Увлекался шахматами, хорошо играл на фортепиано. Любил слушать джаз. Говорил по-английски и по-немецки.

Был женат на журналистке Ларисе Ившиной, 61 год. Он первого брака имеет сыновей Вадима и Тараса.

«При Януковиче по линии спецслужб здесь россияне хозяйничали»