«Происходит немыслимое для страны двух Майданов»: как в Одессе судили Сергея Стерненко

— Понятия не имею, выйду ли к вам после оглашения приговора. Хочу поблагодарить всех. Это очень вдохновляет бороться дальше и не сломаться. Какое бы решение ни было, мы не проиграем, — говорит общественный активист Сергей Стерненко утром 23 февраля у Приморского суда Одессы. В 10.00 здесь начинается заседание, на котором ему произнесут приговор по делу о похищении, нападении с целью завладения чужим имуществом и хранении оружия.

8 сентября 2015 года Стерненко — в то время лидера одесского «Правого сектора» — арестовали по подозрению в похищении депутата Коминтерновского районного совета Одесской области Сергея Щербича с целью завладения его денежными средствами на сумму 300 грн. У него дома провели обыск. Активист добровольно выдал полиции пневматическое оружие, коллекционный нож и стартовый шумовой пистолет. Щербич заявляет, что его били, пытали и требовали отказаться от депутатского мандата. «Правый сектор» и ряд других организаций сообщали о нем правоохранителям — руководил ячейкой пророссийской партии «Родина» и участвовал в организации групп титушек на протесты в Киеве во время Революции достоинства.

В помещение с Сергеем пропускают несколько десятков человек. Среди них — народные депутаты Оксана Стефанишина, Гео Лерос, бывшая и.о. министра здравоохранения Ульяна Супрун.

В течение часа у суда — уже несколько сотен человек со всех концов страны: из Одессы, Киева, Днепра, Ивано-Франковска, Краматорска. Накануне те, кто собрался ехать собственными авто, предлогали в фейсбуке подвезти желающих. Кроме того, друзья Стерненко организовали два микроавтобуса из столицы.

Из колонок звучит музыка. Время от времени в громкоговоритель кричат ​​»Слава Украине!» — в ответ раздается «Героям слава!»

Готовый текст решения вдруг не зачитали. Взяли паузы четыре дня, чтобы подготовить другое. Ясно, без звонка из Киева не обошлось

— Люди приехали со всей Украины. Это замечательно, что подтягиваются регионы. Киев мы отстояли. Осталось отбить остальное, — говорит адвокат Виталий Коломиец. Он защищает Стерненко по другому делу — его обвиняют в умышленном убийстве Ивана Кузнецова. Защита настаивает на самозащите во время третьего покушения на Сергея за несколько лет.

— Когда мы почитали обвинительный акт по делу Щербича, подумали, это прикол, — продолжает Коломиец. — Стартовый пистолет? Фигня какая-то. Похищение титушки? Черт какой-то из Антимайдана написал заявление, чтобы Сергея пресонули. А сам не приходил на заседание, прятался от суда. Мы ждали в пятницу 19 февраля приговора. Понятно, оправдательного — пустое дело, другого быть не может. Поэтому Сергей поехал сам. Уже готовый текст решения вдруг не зачитали и перенесли на сегодня. То есть взяли паузы четыре дня, чтобы подготовить иное решение. Ясно, без звонка из Киева не обошлось.

Николай Хоменко из Днепра приехал в Одессу поездом, взял на работе выходной:

— Должен был поддержать Сергея. Считаю его героем Украины. Власть идет по беспределу. У нас — не Россия. Нельзя допускать, чтобы страна скатилась к тому, что не откроешь рот в свою защиту и своих друзей. Происходит немыслимое для страны двух Майданов. Как участник оранжевой революции и Революции достоинства — я должен быть здесь.

Труханов и мусора хотят показать, что в Одессе они могут делать все, что хотят, и им за это ничего не будет

— Обещал Сергею приехать, когда дойдет до ключевой точки в его деле. Он сказал, что дошло — и я здесь, — говорит основатель волонтерского фонда помощи армии «Повернись живим» Виталий ДЕЙНЕГА.

— Думаю, дело Стерненка, как большинство политических дел в этой стране, завершится ничем. Все у него будет хорошо. Вопрос в том, какое количество нервов и времени это у него займет.

Кто стоит за политическим преследованием Стерненка?

— Геннадий Труханов (мэра Одессы активист называет заказчиком нападения на себя. Мол, помешал построить ему в городском саду возле улицы Дерибасовской 8-этажный ТРЦ. — ред.) и мусора. Хотят показать, что в Одессе они могут делать все, что хотят, и им за это ничего не будет. Мусора — это отдельная нация в этой стране. Есть украинцы, крымские татары, русские и есть мусора. Такой внутренний украинский этнос со своими интересами.

Что делать?

— Бесконечно реформировать. Потому что сейчас на груди написано «полиция», а внутри — мусарка. Хотя нынешние патрульные — уже значительно лучше, чем были участковые. Гляди, и следаки станут лучше. А там, может, и Авакова поменяют лет так через 50. Если серьезно — можно будет сказать, что реформа МВД состоялась, когда там перестанут брать бабки. Если полиция будет выполнять свои обязанности, а не зарабатывать на том, что они их выполняют или не выполняют. Это ключевое. Но быть порядочным мало. Надо профессионально расследовать дела, в том числе такие, как три покушения на Стерненко.

Одесситка Алла Бойко эмоционально обсуждает дело с высоким пожилым человеком. Поправляет сиреневую шапку и лямки рюкзака в цветных слонятах.

— Сергея судят несправедливо, по липовым делам, — говорит. — Потому что он — патриот, умный, юридически подкованный, за ним идут люди. Многие украинцы его слушают и поддерживают. Нашей власти мешают такие личности. Считаю, за это его судят.

Председатель Солидарной молодежи Одессы Марина Бойко держит плакат с надписью «Aвакoff черт».

— Мы с друзьями сегодня здесь, чтобы защитить Сергея Стерненко от не добросовестного правосудия, — говорит активистка. — Показываем, что гражданское общество против давления политического. Против того, чтобы Офис президента или какие-то портновы навязывали преследование патриотов нашей стране. Мы наблюдаем. Все видят, что здесь происходит.

Волонтер Роман Синицын курит в черных солнцезащитных очках.

— Видим абсолютно политическое дело. Шитое белыми нитками, — говорит. — Якобы Сергей кого-то похитил ради 300 гривен и имел при себе оружие, хотя речь идет о стартовом пистолете. Думаю, это дело напрямую связано с другим делом против Сергея. Это метод давления. На прошлой неделе судья не зачитал приговор, долго не выходил из совещательной комнаты — это прямой маркер того, что у нас до сих пор существует телефонное право. На оправдательный приговор надеяться не приходиться. Политические последствия преследования Стерненко будут. Рано или поздно это выльется в широкие протесты. Это как снежный ком: Антоненко, Стерненко. И это на фоне отсутствия у нас правоохранительной системы как таковой, огромного кризиса справедливости. Люди не чувствуют себя защищенными полицией, уверены в коррумпированности судов и прокуратуры. Это все может иметь плохие последствия и для ряда должностных лиц, и для силовиков. Мы провалили судебную и правоохранительную реформы. Это уже очевидно.

Около 12.00 судья Виктор Попревич объявляет приговор: виновен, 7,3 года лишения свободы с конфискацией половины имущества. В зале выкрикивают «Позор!»

Стерненко задерживают в зале суда. После этого он обвиняет генерального прокурора Ирину Венедиктову, заместителя главы Офиса президента Олега Татарова и мэра Одессы Геннадия Труханова в давлении на судью, через которое он якобы переписал оправдательный приговор. Президент Владимир Зеленский их покрывает, добавляет:

— Если что-то со мной случится в СИЗО, это будет личная ответственность президента Украины Владимира Зеленского. Это продолжение политики заключения людей по указанию сверху.

Если что-то со мной случится в СИЗО, это будет личная ответственность президента

Из суда выходит девушка с громкоговорителем, просит протестующих разделиться.

Большинство обходят суд — идут к заднему двору. Неизвестно, из которого выхода Сергея вывезут в следственный изолятор. Люди кричат ​​»Стерненко — волю!» Взрываются несколько петард. Полиция призывает сохранять спокойствие. «Мусора!» — кричит толпа. Соседним переулком шагает подразделение из нескольких десятков спецназовцев, замирает в 20 метрах от митингующих. Те сгрудились у ворот суда. Кто-то ломает кусок старого асфальта и складывает камни кучей. «Отнес назад, у нас мирный протест!», — кричит юноше мужчина постарше.

Между тем около 12.40 Сергея Стерненка вывозят из суда в СИЗО с центрального входа.

Люди понемногу расходятся.

— Это кривосудие. Политический процесс, — говорит народный депутат от фракции «Голос» Ярослав Юрчишин. — Судья Попревич — единственный согласился прочитать приговор, исправленный с оправдательного. Потому что сам находится на крючке. В свое время отпустил директора базы отдыха «Виктория», где был пожар с погибшими, и тот не понес ответственности. Но судья — исполнитель. Это вина Венедиктовой, Татарова, Труханова. И полная вина Банковой, которая фактически сейчас закрывает патриотов. Сегодня у нас уже за решеткой Андрей Антоненко. Теперь — еще и Сергей Стерненко.

Вечером митинги в поддержку Сергея Стерненко проходят в Киеве, Харькове, Львове, Луцке, Днепре, Ивано-Франковске, Полтаве, Ровно, Тернополе, Одессе, Черновцах, Кропивницком, Ужгороде, Запорожье, Кривом Роге, Сумах, Житомире, Хмельницком, Мелитополе, Чернигове , Дрогобыче, Херсон, Николаев.

Адвокаты Стерненка готовят апелляцию. Просят перевести его в СИЗО Киева, поскольку в Одессе ему не безопасно.

Что не так с обвинением, объясняет адвокат Маси НАЙЕМ:

— норма Уголовного кодекса по хранению оружия отсылает к определенному закону, который должен устанавливать порядок обращения с ней. За нарушение именно этого закона и должна наступать уголовная ответственность, но ни сейчас, ни в 2015-м такого закона в Украине не было. А если бы и существовал, а пистолет Сергея был огнестрельным, а не стартовым, то его должны были освободить от ответственности как лицо, добровольно сдавшее органам власти оружие.

По похищению обвинение основывается исключительно на показаниях самого потерпевшего и предположениях прокурора. Из предоставленных суду доказательств вообще не усматривается, что Щербича кто-то похищал и что к этому как-то причастен Стерненко. Кроме того, срок давности для привлечения к ответственности по этой статье составляет 5 лет и истек 25 апреля 2020-го. Никоим доказательством не подтверждено и то, что у Щербича после «похищения» отобрали какие-то деньги.

Следовательно, обвинение является неправомерным и противоречит Конституции и УПК Украины.

«Происходит немыслимое для страны двух Майданов»: как в Одессе судили Сергея Стерненко