Реформа здравоохранения не приоритет для президента. Его он отдал знакомому врачу — экс-сотрудник МОЗ

Для большинства украинских политиков здравоохранение — болячка, которую лучше не трогать. И президент Зеленский — не исключение.

Об этом в интервью Gazeta.ua рассказал бывший руководитель патронатной службы и.о. министра здравоохранения Ульяны Супрун Станислав Грещишин. Три последние года он занимался трансформацией медицинской системы и доступом украинцев к качественной медпомощи.

Что будет с реформой здравоохранения? Откат возможен?

— Изменения на «первичке» не будут трогать (возможность для украинцев выбирать семейного врача, гарантированные услуги, электронная запись к врачу, получать первичную медицинскую помощь бесплатно — Gazeta.ua). Там произошла перезагрузка: деньги пошли за пациентом, учреждения стали автономными, врачи заключают договоры с учреждениями о том, на каких условиях будут работать. Для граждан появилась новое качество услуг, они к этому уже привыкли. Почти 30 млн украинцев выбрали себе семейных врачей. Система работает. Трогать «первичку» никто не хочет, потому что это будет непопулярный метод.

Недавно в министерстве появилась предложение уравнять зарплаты врачей на первичке. Потому что у некоторых уже высокие, а у кого-то — не изменились. Начинается уравниловка, от которой мы пытались избавиться. Должна быть конкуренция и финансовый фактор, который влияет на качество услуг. К счастью, от этой инициативы отказались.

А «вторичка», специализированная медицинская помощь, которая должна стартовать в 2020 году?

— Правительство Гончарука повторяет как мантру, что реформа продолжается. Но не видно подготовки, работы с регионами. Чтобы управленцы на местах понимали, что им нужно сделать и почему.

Это еще и вопрос к тому, насколько для людей в правительстве сфера здравоохранения — приоритетная, насколько они компетентны в том, что делают.

Почему в ноябре подал в отставку глава Национальной службы здоровья Украины Олег Петренко?

— Люди, которых отобрали на государственную службу по конкурсу, нацелены на результат. Теперь же — непонятно, как принимаются решения. Есть ответственные за определенные направления. Но они не озвучивают, что собираются делать. Или вроде бы и принимают решения, но после этого ничего не происходит. Создается впечатление, что эти решения принимает кто-то другой. А потом спускают, скажем, министру.

Прошло четыре месяца с того момента, как сформировалось новое правительство. Сейчас глава НСЗУ Олег Петренко, руководитель Директората стратегического планирования и евроинтеграции Минздрава Ирина Литовченко, гендиректор «Центра общественного здоровья» Владимир Курпита, заместитель министра Младена Качурець увольняются. Они идут не потому, что их запугали или они не справляются, а потому что видят: это издевательство, а не работа. И пустая трата времени.

Работники МОЗ публично заявили о том, что происходит в министерстве. Потому что увидели, что их не слышат и не понимают.

Кто может прийти на место Петренко?

— Сейчас есть исполняющая обязанности, бывшая заместитель Петренко — Оксана Мовчан. Думаю, она пойдет на конкурс. Это лучший вариант. Потому что если сейчас будет кардинальное изменение в НСЗУ (орган, созданный в декабре 2017 года, по сути является государственным страховщиком и распределяет деньги на медицинские учреждения за обслуживание пациентов — Gazeta.ua) и туда приведут кого-то из фармацевтической сферы, директора частной клиники или кого-то из друзей Михаила Радуцкого (депутат и предприниматель, бывший владелец сети клиник «Борис». — Gazeta.ua) — тогда это еще больше ставит под сомнение старт второго этапа реформы.

В конце августа депутат от «Слуги народа» Давид Арахамия заявил, что Зоряна Скалецкая три месяца будет возглавлять МОЗ, а потом ее заменит Михаил Радуцкий. Концепция изменилась?

— Зоряну Скалецкую (с 29 августа 2019 — министр здравоохранения Украины. — Gazeta.ua) назначили в последний момент. Кандидатов было много. Вроде была договоренность, что она будет временно. А Радуцкий позакрывает свои бизнес-вопросы и пойдет в министры. Но, думаю, что с самого начала Радуцкий понимал, что быть председателем Комитета удобнее, чем главой министерства: можешь критиковать и оставаться ни при чем. Ему удобнее иметь в Минздраве человека, на которого он влияет, как сказал «свой человек», но на себя ответственность не брать. Сомневаюсь, что он решится стать министром.

Можно ли было сохранить команду Минздрава в условиях политических перемен?

— В европейских странах государственная служба работает несмотря на какие-либо политические изменения. Чтобы было постоянство для внедрения стратегических заданий. Мы, как политическая команда, понимали, что можем взять удар на себя, но в министерстве должны остаться госслужащие, внедряющие изменения. И, думаю, что новая команда изначально тоже так на это смотрела. Просто, как сказал Олег Петренко, «наши ценности слишком сильно отличались».

Еще до смены власти была информация, что если бы Ульяна Супрун осталась в МОЗе — реформу системы здравоохранения можно быть завершить за год — полтора.

— В экспертной среде поддержка Ульяны и оценка эффективности команды Минздрава была очень высокой. Бизнес-сообщество, эксперты и международные партнеры говорили Зеленскому: дайте им доделать то, что начали. Потому что это как поставить других врачей во время сложной операции, потому что в больнице главврач изменился.

Однако приняли иное решение. И я не услышал убедительных аргументов, почему Ульяну нельзя было оставить министром. Впервые произошла большая трансформация в системе здравоохранения с хорошими результатам, никаких коррупционных скандалов, никакого пренебрежительного отношение к сотрудникам. Мы старались создать прецедент того, что такое служить стране и ее гражданам.

По срокам — да. Полтора — два года потребовалось, чтобы на всех уровнях заработали новые прозрачные правила для граждан и медиков.

Накануне отставки у Ульяны Супрун была встреча с президентом Владимиром Зеленским. Они, вроде бы, не нашли общий язык.

— На самом деле встреча прошла хорошо. Но ключевая проблема в системе здравоохранения сейчас — это та, что политики ею лично не пользуются, не понимают проблем, это не является приоритетом в их работе. Здравоохранение — не приоритет для президента. Это видно по его действиям. Эту сферу отдали знакомому врачу, Радуцкому. Это делает его похожим на предыдущих президентов. Это, пожалуй, еще какая-то византийская традиция: политики думают, что их знакомые врачи являются экспертами в здравоохранении. То есть они советуются не с людьми, которые сделали действительно масштабные изменения, имеют опыт, знают, как работают другие системы. А со знакомыми. Здесь, скорее всего, было желание поставить своих людей.

Часто на здравоохранение смотрят как на что-то проблемное. Для украинских политиков — это болячка, которую лучше не трогать. Лучше же получить 200 скорых от Рината Ахметова (26 ноября Фонд Рината Ахметова передал 31 автомобиль первичной медико-санитарной помощи в рамках проекта «200 скорых для Украины». — Gazeta.ua) — это красиво. Или оборудования закупить. Но речь не идет о том, чтобы создать систему, которая будет работать, будет сбалансированной, понятной и доступной для граждан. Политическая элита — не только команда Зеленского — слабо прорабатывает это направление. В политических программах обычно 2-3 абзаца ни о чем и обо всем. Впервые за годы независимости в Минздраве была настолько сильная команда, которая могла поднять этот вопрос на топ-уровень и что-то изменить.

Какая сейчас ситуация с закупками лекарств? Есть ли опасность, что вернутся схемы?

— К 2015 году на госзакупках лекарств несколько групп дистрибьюторов и фармацевтических производителей через различные компании-прокладки ежегодно отмывали почти половину от общего бюджета на закупки лекарств, который составляет 5-6 миллиардов гривен в год. На этом кормилося большое количество очень влиятельных людей, которых совершенно не устраивала Супрун как руководитель министерства.

Сейчас речь идет о том, что часть лекарств на следующий год будут закупать теперь не только международные организации, такие как UNIСEF, UNDP, Crown Agents — которые в течение последних трех лет полностью занимались закупками на уровне государства — а новое госпредприятие. Оно было создано еще при Ульяне Супрун для того, чтобы подготовить собственную институцию, способную грамотно закупать лекарства. Но теперь это предприятие станет целью традиционных атак различных групп влияния, которые теряли миллиардные бюджеты годами. Нечистые на руку люди, которые зарабатывали на госзакупках, вновь появляются в министерстве и вокруг первых лиц в этой сфере. Тут нужно следить внимательно.

Патронажная служба организует повседневную работу министра, готовит материалы, встречи и мероприятия, обеспечивает связь с должностными лицами других органов государственной власти, выполняет другие поручения министра.

Реформа здравоохранения не приоритет для президента. Его он отдал знакомому врачу — экс-сотрудник МОЗ