Время Х для МинАПК: почему за 11 месяцев не восстановили министерство

Через месяц будет год, как в Украине нет Министерства аграрной политики и продовольствия. 29 августа 2019-го на первом пленарном заседании народные депутаты его ликвидировали. Его полномочия передали новосозданному Министерству развития экономики, торговли и сельского хозяйства Украины. Владимир Зеленский несколько раз обещал восстановить его.

Как проходит год без МинАПК Gazeta.ua рассказывает экономист Алексей Кущ.

Проблема в том, что у нас сначала подбирают людей, а потом под них — министерства. В основном даже стратегии не создают. Исходят от людей, которых надо расставить на высокие должности. В нормальных странах сначала разрабатывают стратегию развития экономики, управленческую матрицу в виде министерств, ведомств, государственных агентств, которые должны реализовывать план развития. Затем эту структуру наполняют кадрами. Это как в футбольном клубе — сначала определяют стратегию, тактику игры, а потом под нее подбирают исполнителей. У нас все перевернуто с ног на голову. Исходят из того, что какому-то человеку надо должность. Это приводит к уникальным ситуациям. У нас есть правительство. Его назначило монобольшинство. Но трижды не утвердили ему программу деятельности. Коалиция должна взять на себя полную ответственность за формирование правительства, стратегии развития страны, наполнение управленческой матрицы.

МинАПК ликвидировали, потому что не было человека на эту должность?

Министерства у нас делят под пожелания власти. Идиотским решением было объединить Министерство экономики и Министерство сельского хозяйства. Это гибрид ужа и ежа — абсолютно несовместимые вещи. Видимо, человеку, которого назначили министром экономики, было интересно заниматься так называемой земельной реформой.

Власть говорит, что нет у нее людей. Надо это толковать — у власти нет своих людей. Потому что на самом деле в Украине очень много специалистов. Их можно социальными лифтами поднять на высшие ступени государственной политики и они будут эффективными.

То же с министерствами. Сейчас будет насущной проблема реализации национальной промышленной политики. Под эту стратегию надо подтягивать управленческий ресурс. Проблема в том, что мы не видим, каким будет функционал этого министерства, чем оно будет заниматься. Создали Министерство стратегических отраслей промышленности. Но на вопрос, какие это отрасли, ответа нет.

Что такими действиями власть говорит аграриям?

Ни одна страна мира во время глубокого кризиса не открывала рынок земли. Его открывают без предохранителей и амортизирующих механизмов, в том числе для малого и среднего бизнеса, единоличных хозяйств, фермеров. Модель открытия рынка земли совершенно токсична.

Возьмем закон о налоговом обязательстве — его еще называют налогом на паи. Хотят 5-процентным налогом обложить потенциальную продуктивность земли. Не учитывают засухи, пожары, падение цен на мировых рынках, рейдерские захваты. Фермер обязан платить фиксированную сумму, даже если там ничего не выросло. Это искусственный инструмент банкротства фермеров. Мелких фермеров окончательно хотят добить.

И сейчас такая проблема с назначением министра сельского хозяйства, потому что не каждый профессиональный специалист хочет, чтобы его ассоциировали с такой токсичной политикой.

В нынешней ситуации МинАПК нужно государству?

Нам необходимо переходить к кластерным моделям. Отказываться от министерств, создавать государственные агентства по более расширенным инструментарием по целевому назначению. Создавать агентства по функциональному принципу. Сейчас нет в чистом виде отдельных отраслей — все переплетено. Сельское хозяйство переплетено с тем же ИТ-сектором, химической промышленностью, машиностроением, транспортом. Старая советская модель министерского формирования правительства неэффективна. Нам нужно иметь Министерство финансов и Министерство экономики. Далее по функциональным принципам сформировать государственные агентства, которые будут выполнять практические задачи.

Назначение в эти агентства должны быть через конкурс?

Так называемая технократизация правительства очень вредна. Выборы превращаются в медийный фарс. Люди меняются в политике, но сама политика не меняется. Это для нас ключевая проблема. На главных постах сейчас люди, которые не являются членами партии «Слуга народа». У нас фракция «СН» — 240 народных депутатов. А они не могут сформировать нормальное правительство, делегировать представителей своей партии. Вместо этого берут людей из других политических сил, с прежней власти, чтобы на них переложить ответственность. Считаю, что все руководители министерств и государственных агентств должны быть представителями политических сил и нести ответственность.

Чем должно сегодня заниматься МинАПК в Украине?

Они должны заниматься тем, чтобы выделенные на стимулирование фермерства ресурсы были максимально эффективными. Должны анализировать риски, предотвращать их, формировать стратегию развития отрасли.

У нас сократился экспорт продукции, в животноводстве кризис. Можно считать это следствием того, что год нет профильного министерства?

При предыдущей власти министерство было. Многомиллиардные дотации выделяли в пользу нескольких лоббистов. Поэтому вопрос не в существовании министерства. А в том, что нет человекоцентрического принципа государственной политики. Богатства государства должны быть подчинены человеку, а не олигархам. У нас этот принцип не работает. Иначе создали бы Государственное агентство аграрного развития. Оно бы аккумулировало государственный ресурс на точечную поддержку мелкого фермерства, семейных хозяйств. Тогда у нас был бы рост в секторе животноводства, ягодоводства, овощеводства. За такое не хотят браться крупные компании. Им лучше выращивать подсолнечник, рапс, кукурузу.

Наши все системы поддержки направлены на стимулирование крупного аграрного предпринимательства. Это дотации, система возмещения НДС. Государство ежегодно на 140 миллиоадов гривен возмещает НДС. 80 процентов там — сырьевой экспорт. Дотации получают несколько десятков крупнейших компаний. Мы практически каждый год тратим 4-5 миллиардов евро государственных средств на стимулирование вывоза сырья из страны. А должны наоборот перерабатывать внутри страны и экспортировать готовый продукт. Это абсурд. Представьте, если бы в Саудовской Аравии возмещали бы НДС экспортерам нефти. Там наоборот из них взимают экспортные пошлины, благодаря чему формируют резервный государственный фонд. Мы — единственная сырьевая страна, которая не имеет национального резервного фонда. За последние 10 лет у нас товары с высокой добавленной стоимостью для экспорта сократились с 16 процентов до 5-6 процентов. Это критично.

Говоря о поддержке малых фермерских хозяйств, можно говорить о новых рабочих местах?

Стимулировать открытие новых рабочих мест можно — через создание переработки. А большим аграрным предприятиям не интересно производство продукции, которая будет продаваться в Украине. Идут на технический экспортный вал. В Польше создали оптовые — государство стимулировало малые и средние заводы. Небольшие колбасные цеха, молочные. Там уже получали новую стоимость и рабочие места.

Сельское хозяйство в развитых странах в структуре ВВП занимает максимум до 5 процентов. У нас — примерно 16. В структуре занятости сельское хозяйство занимает еще меньше — 10 процентов. Называть Украину аграрным государством — это абсолютное преувеличение.

Время Х для МинАПК: почему за 11 месяцев не восстановили министерство