Вашингтон меняет курс. В Кремле потеряли покой

Нынешний список свидетельствует о переформатировании механизма осуществления политики Вашингтона в отношении Москвы.

Президент Трамп потерял право на ее формулирование и сегодня этим делом занимаются Конгресс и часть администрации, которые объединены идеей наказать Кремль. Так что симпатии Трампа к Путину могут только сделать вашингтонский курс в отношении России жестче. А самого Трампа приблизить к импичменту.

Лилия Шевцова — один из самых авторитетных российских экспертов-международников, специалист по России и США, работала в Московском центре Карнеги и Институте Брукингса в Вашингтоне. Сейчас она сотрудничает с британской организацией Chatham House. В интервью DW она объяснила, что означает публикация нового санкционного списка для российско-американских отношений.

DW: Как вы оцениваете новый санкционный список Минфина США, в который вошли крупные российские бизнесмены, действующие и бывшие чиновники высшего ранга и полтора десятка компаний?

Лилия Шевцова: Нынешний список «прокаженных» является реализацией закона США «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA), одобренного Конгрессом США и подписанного президентом Трампом в августе 2017 года. Апрельский список – только начало в осуществлении американского санкционного режима в отношении России. Впереди и новые списки, и полировка механизма осуществления санкций, включая реагирование на попытки пробить «дыры» в заградительной системе, которую создает министерство финансов США.

Причем этот список следует рассматривать в контексте новой фазы конфронтации между Западом и Россией, вызванной историей с отравлением Скрипалей в Великобритании. Американский санкционный пакет закрепляет отношения взаимного сдерживания между Россией и Западом, затрудняя возвращение к «нормальности». Более того, нынешний список свидетельствует о переформатировании механизма осуществления политики Вашингтона в отношении Москвы. Президент Трамп потерял право на ее формулирование и сегодня этим делом занимаются Конгресс и часть администрации, которые объединены идеей наказать Кремль. Так что симпатии Трампа к Путину могут только сделать вашингтонский курс в отношении России жестче. А самого Трампа приблизить к импичменту.

— Какой сигнал Вашингтон посылает Москве?

— Обратите внимание на то, как американские официальные лица комментируют «апрельский список». Они рассматривают его не только как инструмент наказания российской элиты за лояльность к Путину. Они говорят о наказании российского правящего класса за «получение выгод от использования коррумпированной системы». Смотрите: в списке не только представители «ближнего круга» Путина, но и просто «порученцы», которым позволено иметь крупные состояния, и представители разных категорий чиновников — от силовиков до членов Совета Федерации. Это расширительный подход к ограничительным мерам в отношении российского истеблишмента: могут быть наказаны и те, кто не входит в ближний круг Путина. Министерство финансов США использовало метод «сачка», загребая все сегменты российской элиты. Этот метод, кстати, является продолжением логики январского «кремлевского списка», который вызвал столько шуток в Москве и был назван «телефонным справочником». Между тем, в Москве шутили зря. Пусть и неряшливо составленный «справочник» отражает мышление Вашингтона — не будем выяснять долю ответственности каждого в российском истеблишменте за Украину, Сирию, коррупцию и вмешательство в наши дела. Виноваты все!

В какой степени расширительный подход может вызвать дистанцирование элиты от Кремля? А в какой он может консолидировать эту элиту вокруг Кремля? Это предстоит увидеть. Но тот факт, что российские «олигархи» смиренно являются на встречи с американскими правоохранительными органами, как это сделали, судя по всему, Абрамович и Прохоров, позволяет сделать вывод:

российская элита готова к переговорам с американскими органами с целью вырваться из удушающей петли.

Причем американцы предупреждают: мы не делаем поблажек тем, кто дружен с нами, имеет в США бизнес и даже донорствовал в кампании Трампа. Свидетельство тому — включение в список Вексельберга, который столько усилий предпринял, чтобы стать своим в Вашингтоне.

Впрочем, для Кремля остается поле маневра. Так, европейцы вряд ли согласятся с расширительным подходом и с политикой возмездия. Они, скорее, будут пытаться консолидироваться на политике мягкого сдерживания Москвы, предлагая Кремлю «морковки» в обмен на компромиссы.

— Чьи имена в списке, возможно, удивили вас как эксперта?

— Я удивилась отсутствию в списке, например, Усманова и Абрамовича. Но ведь дело не в именах, а в принципе. Вашингтон «подвешивает» всю российскую элиту. Причем, дело даже не в попадании в список. Я называю нынешнюю ситуацию «эффект Хичкока». Создатель триллеров, режиссер Альфред Хичкок изобрел формат «саспенс» — когда зритель должен быть заворожен атмосферой тревожного ожидания угрозы и неопределенности. Так вот, вся российская элита — и не включенные в списки — находятся в атмосфере саспенса, когда ожидание может оказаться отвратительнее самих санкций.
— Многие из списка уже упоминались в так называемом кремлевском докладе в январе и имели время подготовиться к санкциям. Насколько эти новые меры болезненны для российской элиты?

— Думаю, что кандидаты на роль «прокаженных» начали готовиться к неприятностям еще до публикации «кремлевского доклада» в январе. Многие постарались увести капиталы из США в более безопасные регионы. Есть мнение, что они начали возвращаться в Россию. Я же не думаю, что российская элита, видя в России свой саспенс, готова рисковать.

Конечно, нужно реалистически смотреть на ситуацию. Я бы не преувеличивала степень угрозы благополучию российского правящего класса. Видимо, в законодательстве будут оставаться «черные дыры», которые будут позволять увертываться от санкционного «топора». Будут страны, такие как Австрия, которые не готовы к жесткому сдерживанию.

Сейчас начинается противоборство двух систем — с одной стороны, англосаксонская система правосудия во главе с такими саванаролами, как прокурор Мюллер. С другой стороны, западная «машина Манафорта». Я ее так называю по имени наиболее талантливого лоббиста клептократий, который сейчас под следствием в США. Это машина, которая обслуживает интересы коррумпированных элит.

Каковы бы ни были временные успехи «машины Манафорта», наши отечественные коррупционеры явно потеряют покой. Если англосаксонское правосудие примет решение о раскрытии анонимных собственников компаний и счетов в своих странах — это будет смертельный удар для любой клептократии.

— Какой может быть реакция Кремля?

— Кремль уже объявил, что будет отвечать. Скорее всего, асимметрично. Как обычно в ущерб собственному населению. Вскоре мы увидим степень изворотливости кремлевских сидельцев. Один ответ уже ясен — близкие к Кремлю компании и лица получат помощь государства. Но все пострадавшие ее получить не смогут.

— Как вы думаете, состоится ли на фоне новых санкций встреча Путина и Трампа?

— Разве можно что-либо предугадать, когда разрушены привычные механизмы дипломатий, и мы оказались внутри торнадо? Саммит может состояться, если у кого-либо из двух лидеров окажется предложение, от которого нельзя отказаться. Впрочем, даже если он состоится, нет оснований считать, что встреча будет результативной. Ведь, как я сказала, уже не Трамп определяет курс США в отношении России. Впрочем, в Кремле это понимают.

источник

Вашингтон меняет курс. В Кремле потеряли покой