Зеленский гасит дух волонтерства открыто и нагло — военный капеллан о суде над Кузьменко

Военный капеллан Александр Агарков считает, что судебное дело над Юлией Кузьменко — это политический заказ, — рассказал корреспонденту Gazeta.ua. в селе Карловка Донецкой области. Приехал на открытие межконфессиональной церкви, чтобы окрестить ребенка.

«Судебный процесс над Юлией — это цирк, который может разрушить жизнь. Судья Вовк отвергает неопровержимые доказательства, которые обеспечивают алиби подозреваемым. Юля ни теоретически ни физически не могла находиться в эти дни на том месте, где говорится в обвинении и не могла быть на тех камерах. Президент появляется на брифинге и подает тем самым сигнал, что ситуация под его личным контролем. Ее арест — это сообщение для добровольцам в рядах Вооруженных сил, добровольческим формированиям и волонтерам. Власти предупреждают: «Ваша война закончилась. Вы все должны слушаться и жить следуя по тому закону, по которому вам скажут. Иначе в действие вступают карательные органы во главе с Аваковым. Юля высказывала в соцсетях свое недовольство политикой, но оставалась толерантной «, — говорит военный капеллан.

Агарков считает, что Владимир Зеленский и Арсен Аваков запустили машину репрессий.

«Граница от равнодушия к взрыву в обществе очень маленькая. Президент и Аваков переборщили с судебными репрессиями. Машина репрессий когда запускается, ее невозможно остановить. Обыски уже идут массово. О большинстве из них мы не знаем. Их будут выдавать порциями. Когда надо будет продвинуть новый закон о ОРДЛО даже без чтения текста. Власть дробит общество, потому что боится монолита, возникшиего на Майдане. Поэтому Яну Дугарь выпустили под домашний арест, а Юлю оставили. Сторонники Яны будут искоса смотреть на сторонников Юли и Рифмастера. Разделяют среду людей, которые касаются войны и обычное гражданское общество. Опасность в том, что это может закончиться не Майданом, а гражданской войной «, — добавляет священник.

С 2014 года Юлия Кузьменко была волонтером. Работала детским кардиохирургом. Проводила бесплатные операции детям с оккупированных территорий.

«Юлия — часть моей семьи, как и почти каждый, кто защищает страну. Восхищаюсь ее милосердием и смелостью. Вспоминаю, что когда надо было ехать в оккупированное село Крымское Луганской области к детям, даже военные на БТР боялись. Она влезла в «бобик» и поехала. Сказал ей, что сумасшедшая. Ответила: «Я иначе не могу». Слово «дети» для нее святое. За ее плечами тысячи спасенных жизней за свой счет. Это дети с Дебальцево, оккупированных территорий Донбасса. Даже детям, которые приходили к ней на обследование из вражеских территорий она помогала. Юля — уникальный детский кардиохирург. Может делать операцию с момента рождения ребенка. Переживала каждую сердцем. Для нее жизнь — это святое дело «, — говорит Агарков.

Следствие не установило личность женщины, которая привела в действие радиоуправляемую мину, заложенную под машиной журналиста Павла Шеремета.

Зеленский гасит дух волонтерства открыто и нагло — военный капеллан о суде над Кузьменко