Зеленскому нужен генпрокурор-камикадзе

Два месяца Ирина Венедиктова работает генеральным прокурором. 17 марта ее назначила Верховная Рада, кандидатуру внес президент Владимир Зеленский.

За это время прокуратура направила в суд обвинения против двух бывших руководителей управления Министерства внутренних дел в Киеве за силовой разгон «Беркутом» участников евромайдан 30 ноября 2013 года. Завершила расследование дела об убийстве активистки Екатерины Гандзюк, двух россиян посадили за терроризм — подрыв автомобиля украинского разведчика. Заочно арестовали экс-президента Виктора Януковича по делу о расстрелах участников Майдана и узурпации власти.

— Что сделали? Прежде всего продолжили реформу прокуратуры. Во взаимодействии с международными партнерами определили ее дальнейшие шаги, — говорит 41-летняя Ирина Венедиктова в отчете. — Взяла под личный контроль почти три десятка уголовных производств, к которым приковано особое внимание общества.

В сентябре прошлого года парламент принял закон о реформе прокуратуры. Ее планируют завершить за два года. Предусматривает аттестацию работников. Прокуратура теперь не ведет расследования, только координирует их. Поддерживает государственное обвинение в суде. Генеральный прокурор дает «добро» на задержание, обыск или прослушивание народных депутатов. Только он может открывать производство против них. Нардепа могут задержать, арестовать и привлечь к уголовной ответственности без согласия Верховной Рады.

Ирина Венедиктова до этого исполняла обязанности директора Государственного бюро расследований. На внеочередных парламентских выборах в июле 2019-го шла третьей в списке партии «Слуга народа». Ее предшественника Руслана Рябошапку парламент уволил после шести месяцев работы. Он начал реформу ведомства.

— Кадровая политика Ирины Венедиктовой ошибочная. Назначает заместителей, связанных с финансово-промышленными группами. Советниками — кого Рябошапка уволил, потому что не прошли тестирование, — говорит антикоррупционный эксперт 30-летний Александр Леменов.

— Реформа откатывается. Венедиктова ее переделывает под себя и прихоти политических патронов. В комиссии, которая назначает на административные должности, увеличила количество представителей Офиса генпрокурора. Иными словами, кого укажет, того и поставят. Дает заранее сигнал судьям, что можно компенсировать деньги неправомерно уволенным прокурорам. Есть случаи, когда один такой не проработал и трех месяцев в Офисе генпрокурора, а получает компенсацию 650 тысяч гривен. Он за весь предыдущий год не получил такую зарплату.

Есть вещи, которые указывают на непрофессионализм или ангажированность. Ирина Венедиктова заявляет журналистам, что бывшему руководителю одесского «Правого сектора» Сергею Стерненко в любом случае вручат подозрение. Потому что тот не дал себя убить во время нападения на него (в 2018 году на Сергея Стерненко трижды напали. Во время последнего покушения 24 мая смертельно ранил ножом нападающего Ивана Кузнецова. Второго Александра Исайкула полиция отпустила, он сбежал из Украины. Дело о покушениях передали в СБУ . За два года следствие не установило заказчиков, приговоров нет. — ГПУ). Дело Екатерины Гандзюк преждевременно передали в суд. Неизвестно, привлекут ли к ответственности заказчиков убийства (на херсонскую активистку, советницу мэра напали 31 июля 2018-го. Возле дома мужчина вылил на голову Екатерины Гандзюк концентрированную серную кислоту. Получила почти 35% ожогов кожи. Перенесла более 10 операций. Умерла 4 ноября . Вероятный заказчик нападения — председатель Херсонского областного совета Владислав Мангер, организатор — помощник депутата Херсонского облсовета Алексей Левин. — ГПУ).

Прокуратура не может быть политическим скальпелем президента. Должна стать независимым институтом. К сожалению, таковой не является. Бывший генпрокурор Руслан Рябошапка попытался выйти из-под влияния Банковой. Видим, чем это закончилось.

Венедиктова — политик. У нее огромные амбиции. Но не подкреплены профессионализмом и опытом. Она могла бы управлять комитетом или быть в руководстве парламента. Но в прокуратуре надо хотя бы понимать, о чем идет речь. Не путать обвинительный акт и приговор.

— Особых успехов в работе Ирины Венедиктовой не видно, — говорит бывший народный депутат 41-летний Игорь Луценко.

— Она продолжает традицию высказываний Юрия Луценко (генеральный прокурор в 2016-2019 годах. — ГПУ), которые недопустимы для такой должности. Дает политические оценки: что надо, а что не надо делать следствию. Не имеет права, если не является членом группы прокуроров в производстве. Слышим оценки, которые потенциальные обвиняемые могут использовать для обжалования в Европейском суде по правам человека.

Не понятно видение генпрокурора по расследованию дел Майдана. Но все время дает сигналы, заставляющие нервничать, что процесс могут развалить.

Венедиктова не открыл каких-то громких политических дел. Пытается нравиться всем, в итоге — получается стояние на месте. Чтобы реализовать слова из слогана «Весна придет — сажать будем», Зеленскому нужна не она, а прокурор-камикадзе. Такие в правоохранительной системе есть. Они готовы идти на большие риски, жить под охраной — чтобы добиваться результатов по высокопоставленным и влиятельным преступникам.

Зеленскому нужен генпрокурор-камикадзе